Павел Иванович Ягужинский

1683 - 06.04.1736


ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ ЯГУЖИНСКИЙ

Граф (с 19.01.1731). Генерал-аншеф (с 24.10.1727), обер-шталмейстер (с 1726). Родился в Польше, откуда отец его, приглашенный в Москву органистом лютеранской кирхи, выехал в 1687 с женой и детьми. Красивая наружность мальчика обратила на него внимание начальника артиллерии Ф.А. Головина, и он был взят к нему в пажи, а оттуда в той же должности перешел к царскому Двору. В 1701 из камер-пажей был зачислен в Преображенский полк и, дослужившись до офицерского чина, попал в число денщиков царя Петра I. Для этой должности, требовавшей сметливости, исполнительности, способности делать все быстро, кроме того, умения угодить государю и не нажить себе врагов среди окружающих высокопоставленных лиц, с которыми приходилось часто сталкиваться, Ягужинский по своему характеру был человеком весьма подходящим. В июле 1706 он получил в вечное владение остров на реке Яузе близ Немецкой слободы в Москве, а к 1710 он был уже камер-юнкером и капитаном Преображенского полка. Поступив на службу, он перешел из лютеранства в православие, «думая угодить этим царю, но за перемену веры царь не стал к нему милостивее, хотя впоследствии и был рад этому обстоятельству». Расторопность и исполнительность Ягужинского сделали его «одним из самых угодных государю денщиков», ставшим неразлучным спутником царя во всех походах и заграничных поездках. В июне 1711, во время Прутского похода, произведен из капитанов в полковники, а в августе того же года пожалован в генерал-адъютанты. В 1713—1714 неоднократно направлялся с дипломатическими поручениями в Данию. В 1718, в звании генерал-майора, ему был поручен надзор за коллегиями. В 1719 участвовал в работе Аландского конгресса. В 1720—1721 находился с дипломатическим поручением в Австрии.
18.01.1722 назначен генерал-прокурором Сената с производством в генерал-поручики. В царствование Петра I деятельность генерал-прокурора отличалась обширностью и разнообразием, касаясь различных сторон государственной жизни. Его обязанности состояли в наблюдении не только за правильным, безотлагательным и законным производством дел в Сенате, но и за исполнением решений, за порядком в заседаниях и соблюдением регламента, за исполнением своих обязанностей фискалами и прокурорами, кроме того, он заведовал сенатской канцелярией. Он был связующим звеном между государем и Сенатом и, как таковой, являлся исполнителем всего того, что шло лично от императора через него в Сенат. Отличаясь прямотой, честностью и неподкупностью, неутомимостью в работе, Ягужинский пытался бороться с казнокрадством и другими должностными преступлениями, чем нажил себе много врагов, в числе которых был и светл. князь А.Д. Меншиков. В 1724, при учреждении для коронации императрицы Екатерины Алексеевны роты кавалергардов, он был назначен ее командиром с чином капитан-поручика, а в день коронации, в мае того же года, пожалован орденом Св. Апостола Андрея Первозванного. После смерти Петра I (январь 1725) он принял деятельное участие в возведении на престол императрицы Екатерины I. В августе 1725 удостоен ордена Св. Александра Невского. Из-за вражды с А.Д. Меншиковым, вынужденный лавировать между враждующими придворными группировками, в 1726 был фактически отстранен от должности генерал-прокурора (формально занимал ее до 1731).
В 1726 назначен обер-шталмейстером. В 1726—1727 в качестве полномочного министра находился в Польше на сейме в Гродно. Вскоре после смерти Екатерины I (май 1727), когда фактическая власть при юном императоре Петре II перешла к А.Д. Меншикову, Ягужинский был отправлен на Украину, однако, после падения Меншикова, в октябре 1727 он был вызван в С.-Петербург, пожалован в генерал-аншефы и вновь назначен капитан-поручиком кавалергардов. Однако видной роли в царствование Петра II он не играл.
После смерти Петра II (январь 1730) принял участие в заговоре членов Верховного тайного совета с целью ограничить самодержавную власть избранной на престол герцогини Курляндской Анны Ивановны, но затем известил императрицу о заговоре (отправив к ней в Митаву гонца) и дал ей совет отречься от «кондиций», ограничивавших ее власть. По решению Верховного тайного совета Ягужинский в феврале был арестован и заключен в кремлёвский каземат, но вскоре освобождён. 4.03.1730 назначен сенатором. 20.12.1730 ему был подчинен богатый Сибирский приказ, из которого он должен был получать и свое жалованье «по рангу»; 31.12.1730 он был назначен подполковником вновь учрежденного лейб-гвардии Конного полка. 19.01.1731 указом Анны Ивановны возведен, с нисходящим его потомством, в графское Российской Империи достоинство. Благодаря своему вспыльчивому характеру Ягужинский перессорился со многими влиятельными при Дворе лицами, включая и фаворита императрицы графа Э.И. Бирона. С 1731 по 19.11.1734 он занимал пост посла в Пруссии. В 1732 лишён должности шталмейстера. По возвращении в С.-Петербург, 28.04.1735 назначен кабинет-министром с жалованьем 6 тыс. руб.; тогда же ему была возвращена должность обер-шталмейстера. К концу жизни он стал одним из богатейших сановников, «доходы с имедий, ему принадлежавших, простирались в год до 40 000 рублей». Скончался в С.-Петербурге на 53-м году жизни; похоронен в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.
«Граф Павел Иванович Ягужинский,— писал Д.Н. Бантыш-Каменский,— высокого роста, приятной наружности, знал многие иностранные языки; с добрым сердцем соединял нрав веселый, пылкий; любил музыку и танцы; одушевлял собою общества, в которых находился; но отличался честолюбием и неумеренным употреблением горячих напитков. Тогда вежливость и любезность его исчезали и он переступал границы должного приличия». Как свидетельствовала леди Рондо, Ягужинский «весьма красивый мужчина; лицо его хотя не отличается правильностью, но исполнено величия, живости и выражения. В обхождении свободен, даже небрежен, и что в другом показалось бы недостатком воспитания, то в нем весьма естественно, так что никто не может быть им недоволен... одарен умом высоким, рассудительностью и живостью, которая так ясно выражается во всем, что, кажется, исключительно составляет его характер... Весьма к немногим он питал дружество, хотя весьма многим оказывает услуги. Но к тому, кто однажды приобрел его расположение, он всегда остается верным другом». По словам испанского посла в России герцога де Лирия, «он не слишком много знал военное дело, да и сам не скрывал этого; но был человек умный, способный, смелый, решительный; друг искренний, враг явный; любил выпивать лишний стакан вина и делал тогда множество глупостей; но впоследствии оставил эту дурную привычку». Эту «дурную привычку» Ягужинского отмечал и другой современник: «Редкий вечер не бывает навеселе». Стоило ему, однако, выпить чуть больше меры, как «уже ничто на свете не в силах было сдержать его запальчивости», он становился, как тогда говорили, «шумным», причем настолько, что не мог контролировать ни своих слов, ни поступков.
Женат дважды: 1) (с 1710) на Анне Фёдоровне Хитрово (ум. 1733). Хотя он получил за женой огромное состояние, сделавшее его одним из богатейших людей, брак этот не был счастливым: его жена оказалась женщиной неуравновешенной, склонной к распутству, безумным оргиям и непредсказуемым поступкам. В 1722 он с ней развелся, и она была сослана в один из монастырей, 2) (с 1722) на графине Анне Гавриловне Головкиной (ум. 1760), дочери канцлера графа Г.И. Головкина, получившей в 1731 придворное звание статс-дамы. По отзывам современников, она пользовалась славой лучшей танцовщицы во всем Петербурге, была «высока ростом, имела прекрасный стан и отличалась приятностью в обхождении». После смерти Ягужинского она вышла замуж за действительного тайного советника графа М.П. Бестужева-Рюмина, но в 1743, за участие в заговоре против императрицы Елизаветы Петровны, была наказана кнутом и, «по урезании языка», сослана в Сибирь, где и умерла. От двух браков имел 7 детей: сына, умершего в детстве; графиню Наталью Павловну (1716—1786), замужем за генерал-поручиком графом Ф.И. Головиным; графиню Екатерину Павловну (ум. 1738), замужем за генерал-аншефом В.А. Лопухиным; графиню Прасковью Павловну (ум. 1775), замужем за действительным тайным советником князем С.В. Гагариным; графа Сергея Павловича (1731—1806), генерал-поручика, со смертью которого пресекся род графов Ягужинских; графиню Марию Павловну (1732—1755), замужем за генерал-аншефом графом A.M. Ефимовским, племянником Екатерины I; графиню Анну Павловну (1733—1801), замужем за генерал-поручиком графом П.Ф. Апраксиным.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz