Карл Иванович (Карл Фридрих Теодор) Вебер

5.07.1841 - 8.01.1910


Действительный статский советник. Родился в зажиточной лютеранской семье в Либаве. В 1861 поступил в С.-Петербургский университет, в 1865 окончил факультет восточных языков и выбрал службу по дипломатической части. В 1866 студент миссии в Китае, в 1871 секретарь генерального консульства и вице-консул в Японии, с 1876 консул в Тяньцзине, с ноября 1882 по октябрь 1883 посланник в Китае. В 1882 был командирован во Владивосток для выяснения наиболее желательных для русской стороны условий будущего российско-корейского договора о дружбе и торговле. Затем он получил из С.-Петербурга полномочия для заключения такого договора. С этого времени жизнь и деятельность Вебера была связана с Кореей, которая в 1876 под давлением японцев была вынуждена выйти из почти трёхвекового состояния изоляции и подписать первый свой международный договор - с Японией, который открывал Корею для иностранных держав. Затем аналогичные договора были заключены с США (1882), Великобританией (1883) и Германией (1883). В 1884 Вебер подписал первый русско-корейский договор (причем обращался непосредственно к королю Кочжону, а не к китайскому императору, чьим вассалом считался король Кореи), а в 1885 после открытия постоянной русской миссии в Сеуле он занял должность поверенного в делах в Корее. С 1888 - генеральный консул России в Сеуле. Параллельно с дипломатической деятельностью Вебер серьезно занимался корееведением: собирал географические карты, изучал корейский язык и литературу. Вебер был настоящим знатоком психологии, языка и культуры Дальнего Востока. Он прекрасно разбирался в нюансах восточного менталитета, сумел снискать уважение со стороны корейцев и укрепить престиж России в этой стране. Вскоре Вебер становится фактически личным другом короля Кочжона. В 1895 после оккупации Кореи Японией группировка королевы Мин, супруги Кочжона, ориентировавшаяся на Россию, была отстранена от власти. На её место пришло прояпонское правительство Ким Хонджипа, осуществившее широкомасштабные реформы, почти полностью порвавшие с традициями корейской государственности и социального строя страны. Была полностью изменена система управления, отменены экзамены на ученые степени и должности, ликвидированы сословия. В Корее безраздельно воцарилось японское влияние. В этих условиях группировка королевы Мин совершила переворот и в апреле 1895 свергла правительство Ким Хонджипа. Однако 8.10 того же года королева Мин и ее сторонники были убиты японскими агентами. Король Кочжон оказался пленником в собственном дворце, а прояпонское правительство вновь вернулось к власти. Вебер был первым, кто оказался у дворца Кёнбоккун именно в тот момент, когда убийцы королевы Мин покидали его и немедленно мобилизовал общественное мнение против незаконных действий японцев. Вебер действовал на свой страх и риск, поскольку получение инструкций из С.-Петербурга требовало много времени. Позднее российский МИД одобрил его действия.
2.02.1896 Веберу была передана записка от короля, в которой тот выражал просьбу позволить ему переехать в русскую дипломатическую миссию. Получив согласие, 22.02 Кочжон бежал вместе с наследником престола из своего дворца в здание российского посольства. В то же утро совершился новый переворот: японцы были отстранены от власти, вместо японского влияния в Корее водворилось русское. По просьбе короля из Сибири были командированы русские военные инструкторы, сформировавшие из корейцев два батальона по тысяче человек и обучавшие корейцев европейским формам военного дела. В том же году был учрежден Государственный совет (Ыйджонбу) по образцу российского Государственного совета. В Сеуле открыли русскую школу. 1896-1898 - краткий период расцвета русско-корейских отношений, главную роль в которых сыграл Вебер, последовательно проводивший линию на сохранение независимости Кореи. Однако уже в 1897 в С.-Петербурге возникло недовольство чрезмерно активной, по мнению министра иностранных дел М.Н. Муравьёва, политикой генерального консула в Корее. Идея короля Кочжона создать с помощью русских инструкторов национальную армию, которая могла бы действовать на уровне мировых стандартов того времени, вызвала серьезные опасения со стороны японцев. Они оказали серьезный нажим на официальный С.-Петербург. Веберу пришел приказ вернуться в столицу для объяснения по делам службы. Практически это был конец его деятельности в Корее. Затем до 1900 Вебер был посланником России в Мексике. (Некоторые источники называют год начала работы Вебера в Мексике 1895).
В 1902 Вебер снова оказался в Корее в качестве чрезвычайного посланника, чтобы вручить Кочжону, уже ставшему (в 1897) императором, орден св. Андрея Первозванного в связи с сорокалетием его правления. Здесь же, в Сеуле, Вебер написал в апреле 1903 «Записки о Корее до 1898-го года и после». С грустью он отметил черты упадка, в котором пребывала страна со времени его отъезда, усиление японского влияния, неурядицы и интриги в правительственных сферах. 3.05.1903 он выехал в С.-Петербург. О дальнейшей судьбе Вебера информации практически нет. В России он продолжал служить и заниматься научной деятельностью. Автор научных работ «О корейском языке и корейском чтении китайских иероглифов» (1908), «Пробная транскрипция всех городов Кореи» (1908) и др.
От брака с Евгенией Маак (1850-1921) имел сына Эрнста (1873-1917).

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz