Иван Матвеевич (Иоанн Матиас) Симолин

17.07.1720 - 19.09.1799


ИВАН МАТВЕЕВИЧ СИМОЛИН

Барон, действительный тайный советник (с 1797). По поводу его происхождения у историков единого мнения нет: одни считают, что он был сыном шведского пастора в Або Иоанна Симолина (?-1753), другие полагают, что Симолин - выходец из немецкой дворянской семьи, переселившейся в Швецию еще в XII в. Брат К.М. Симолина. В 1743 поступил на службу в Коллегию иностранных дел, а в следующем году, в должности юнкера, отправлен для исправления должности секретаря посольства в Копенгаген, где русским министром-резидентом был тогда камергер И.А. Корф. В 1745 Симолин сопровождал барона Корфа в Киль для объявления о совершеннолетии вел. князя Петра Федоровича, как герцога Голштинского, и для приведения к присяге ему тамошних чиновников, и оставался в должности секретаря при Копенгагенском посольстве и при посланниках А.М. Пушкине и Н.И. Панине до 1757, когда был переведён в посольство в Вене на ту же должность.
В 1758-1773 — резидент при германском имперском сейме в Регенсбурге. В 1761 отправлен секретарём посольства в Аугсбург для участия в конгрессе, который однако не состоялся, вследствие чего в 1762 возвратился в Регенсбург снова на должность министра-резидента. В 1763 на него, посланника в Гамбурге А.С. Мусина-Пушкина и других дипломатов была возложена обязанность по распространению в германских землях содержания манифеста имп. Екатерины II от 22.07.1763 «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах». Чтобы агитационная деятельность со стороны посланников не расценивалась местными властями как вмешательство во внутренние дела, по предложению Симолина были учреждены должности комиссаров из местных жителей в Любеке (весна 1764), Ульме и Франкфурте-на-Майне (весна 1765). Он же составил инструкцию для комиссаров, где определил круг их обязанностей и методов для привлечения колонистов. К деятельности частных вызывателей колонистов Симолин относился негативно, считая, что их репутацию установить невозможно, как и сформировать мнение об их порядочности.
В 1772 произведён в статские советники. В 1773, в период пребывания на посту посланника в Дании (1772—1774), Симолин способствовал разрешению русско-датского конфликта по голштинскому вопросу и подписанию соответствующего соглашения. В 1774—1779 посланник в Швеции.
В 1779—1784 Симолин занимал пост посланника в Лондоне. В это время Англия вела войну с восставшими американскими колониями, Францией и Испанией. Симолину было предписано в ходе начавшихся по инициативе английского правительства переговоров о возобновлении англо-русского союза «держаться неопределительных генеральностей», не нарушая общего тона дружественных англо-русских отношений. Эта задача была осложнена декларацией вооруженного нейтралитета, провозглашённого Екатериной II 28.02.1780; ещё до этого, исполняя данные ему инструкции, Симолин добился от английского правительства указания королевскому флоту и всем «партикулярным арматорам» не препятствовать «навигации и торговле российских подданных как на российских, так и на нейтральных судах» и возмещения ущерба, причиненного русскому торговому судоходству. Симолин энергично поддерживал также протесты Дании, Швеции, Австрии и Пруссии против нарушения англичанами их морской торговли. 6.12.1782 отправил в С.-Петербург донесение с комментарием к речи короля Георга III 5.12 в парламенте, в которой король признал независимость бывших британских колоний в Северной Америке. В донесении Симолин, в частности, так оценивал значение признания США со стороны бывшей метрополии: «Эта независимость произведёт революцию в мировой истории и, вероятно, создаст новый порядок вещей, возможные и, по-видимому, неминуемые последствия которого, очевидно, не могли предвидеть даже те, кто наиболее ему способствовал». За усердную службу при Великобританском дворе Симолин получил чин тайного советника (1783) и орден св. Александра Невского.
14.03.1784 Симолин был назначен послом во Францию и награждён орденом св. Владимира 2-й степени. Здесь он вёл переговоры, завершившиеся подписанием русско-французского договора 1787 о торговле и мореплавании. Однако переговоры о четверном союзе России, Австрии, Франции и Испании, который русская дипломатия хотела противопоставить тройственному союзу Англии, Пруссии и Голландии, оказались безрезультатными. Уже в 1787 Симолин в своих донесениях отмечал рост внутренних волнений во Франции. Однако до лета 1791, пока у власти находилась крупная буржуазия, Симолин поддерживал связь с французским министерством иностранных дел. Дальнейшее развитие революции окончательно разрушило надежды Симолина на дипломатический контакт с Францией, он был вынужден ограничиться ролью наблюдателя. Донесения Симолина служили для Екатерины II основным источником информации о внутреннем положении Франции и о ходе революции. 7.02.1792 Симолин был отозван из Парижа. Накануне отъезда он имел тайную встречу с королём Людовиком XVI и королевой Марией-Антуанеттой, которые заявили ему, что единственная их надежда — помощь иностранных монархов. На пути в Петербург Симолин остановился в Вене, где передал императору Леопольду II и канцлеру В.А. Кауницу письма Марии-Антуанетты. В последующие годы Симолин в качестве русского дипломатического агента находился при войсках антифранцузской коалиции. Екатерина II повелела ему состоять в ведомстве Иностранной Коллегии и вместе с тем быть президентом Юстиц-коллегии лифляндских, эстляндских и финляндских дел.
Скончался в Вене, до самой смерти сохранив за собой пост полномочного министра во Франции (в 1798 Симолин был назначен послом в Испанию, но к месту службы не выезжал).

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz