Павел Андреевич Шувалов

21.05.1774 - 1.12.1823


ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ ШУВАЛОВ. Гравюра Г. Доу с оригинала Д. Доу. 1825 г.

Граф, генерал-адъютант (1807), генерал-лейтенат (1809). Сын действительного тайного советника, графа Андрея Петровича Шувалова (1744-1789) от брака с графиней Екатериной Петровной Салтыковой (1743-1816), дочерью фельдмаршала П.С. Салтыкова. С самых молодых лет посвятил себя военной службе, проявив выдающиеся дарования и храбрость, так что 24.10.1794, будучи 20-ти лет, награжден был орденом св. Георгия 4-й степ. за штурм Праги под командой А.В. Суворова. С ним же отправился он и в Итальянский поход, причем вместе с охотниками пробился через Сен-Готард и был ранен пулей в колено на глазах фельдмаршала, одобрение которого за это дело считал самой лестной наградой. Двадцати пяти лет от роду Шувалов был произведен в генералы и назначен шефом Глуховского кирасирского полка, с которым отличился во многих делах 1807, вследствие чего император Александр I пожаловал его своим генерал-адъютантом.
Начавшаяся война с Швецией открыла для Шувалова обширное поле его воинским талантам. 2.03.1809 Шувалов сосредоточил свой корпус в 4000 человек на реке Кеми; 6 числа, известив шведского генерала Гриппенберга о начале военных действий, двинулся сухим путем на Торнео, в то время как отряд генерала И.И. Алексеева направился через Ботнический залив на остров Биеркэ; шведы отступили, и Шувалов занял Торнео, а на другой день настиг Гриппенберга, разбил его арьергард и принудил 8675 человек сдаться военнопленными с 20 знаменами, 39 орудиями и 60 фальконетами, о чем конвенция была 13.03 подписана в Каликсе. 18.04 Шувалов с корпусом, доведенным до 10000 человек, выступил из Торнео в Вестро-Ботнию и 2 мая сосредоточился при деревне Сторкоге для нападения на cело Шелефте, занятое войсками Кронштедта; на другой день селение было взято с боя, причем захвачено 700 пленных, 4 знамени, 22 орудия и обоз. За отличия в этой кампании Шувалов был произведен в генерал-лейтенанты.
По окончании войны Шувалов ездил в Вену с дипломатическим поручением (1809-1810). Вернувшись оттуда, вступил в командование 4-м пехотным корпусом, вошедшим перед началом Отечественной войны в состав 1-й западной армии. 13.06.1812, когда одновременно с переходом Наполеона через Неман началось отступление армии к Свенцянам, корпуса Шувалова и А.А. Тучкова заняли позицию перед Вильной и отступили лишь под давлением превосходных сил неприятеля, дав возможность другим корпусам отойти по указанным им направлениям. К сожалению, болезнь вынудила Шувалова вскоре покинуть армию, и он вернулся к ней в свите императора Александра I по окончании Отечественной войны. Во время похода 1813 Шувалов сопровождал императора на поля всех битв, но заслужил особое благоволение государя за заключение Неймарского перемирия; это поручение Шувалов выполнил с таким благоразумием, что успел склонить Наполеона к уступке союзникам Бреславской линии и самой столицы Силезии. В 1814 Шувалов не подписал в Люзиньи условий перемирия, вследствие чего союзники открыли вновь военные действия, приведшие их в Париж. Бриенн, Арсис, Фер-Шампенуаз и Париж неразрывно связаны с именем Шувалова.
По вступлении союзных войск в Париж, был подписан 30.03 так называемый Фонтенблоский трактат, которым определялась судьба Наполеона и его семьи. Он предписывал вывезти бывшего императора за пределы Франции, приняв для этого меры предосторожности, так как настроение против него было враждебное, особенно в южных провинциях. Союзными монархами для сопровождения Наполеона и наблюдения за его безопасностью были назначены особые комиссары, причем выбор императора Александра I пал на Шувалова, которому граф Нессельроде писал 1.04 по этому поводу между прочим: «Его Императорское Величество узнал о деликатности, с какой вы, граф, выполнили Его намерения по отношению к императрице Марии-Луизе. Он не сомневается, что ту же деликатность вы внесете и в исполнение вашего настоящего поручения; это-то в особенности и побудило Его Императорское Величество остановить Свой выбор на вашем сиятельстве». Шувалов и это поручение выполнил блестяще, несмотря на открытую враждебность, какую проявлял народ по пути следования Наполеона. По прибытии в Россию Шувалов проводил большую часть своего времени в кругу своего семейства. Любимой его мыслью было делать добро, которое он скрывал от окружающих; отличаясь человеколюбием, он ни о ком дурно не отзывался и был враг злословия. По поводу скоропостижной его кончины в некрологе того времени было сказано: «Отечество потеряло в нем одного из усерднейших сынов; ревность его ко благу оного и привязанность ко всему русскому были неограниченны. Государь лишился одного из подданных, который был ему предан нелицемерно, никогда не старался скрывать мыслей своих пред лицом Монарха, и которого словами и действиями руководила всегда истина». Шувалов имел русские ордена до св. Александра Невского включительно и много иностранных.
От брака с княжной Варварой Петровной Шаховской (1796-1870), дочерью камергера князя Петра Федоровича Шаховского, имел сыновей: графа Андрея Павловича (1816-1876), флигель-адъютанта, и графа Петра Павловича (1819-1900), действительного статского советника, камергера. Оба сына в разное время были С.-Петербургскими губернскими предводителями дворянства: в 1872-1876 и 1854-1863 соответственно.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz