Евгений Фёдорович Штейн

25.04.1869 - после 1931


Статский советник. Из дворянской семьи, сын Фёдора Фёдоровича Штейна, сверхштатного профессора С.-Петербургской консерватории, родом из Пруссии, принявшего присягу на подданство России 11.01.1880. Родился в Ревеле, среднее образование получил в 1-й С.-Петербургской гимназии. После окончания в 1892 факультета восточных языков (китайско-маньчжурско-монгольский разряд) С.-Петербургского университета причислен 13.11 к Азиатскому департаменту МИД в чине коллежского секретаря. Осенью 1893 направлен студентом в миссию в Китае для усовершенствования в восточных языках и овладения навыками консульской службы.
Весной 1895 назначен исправляющим обязанности секретаря и драгомана дипломатической миссии в Корее. В 1896 сопровождал в Россию видных корейских сановников - чрезвычайного посланника Мин Ён Хвана и советника Юн Чхи Хо - на коронацию Николая II. Затем стал советником миссии, неоднократно исполнял обязанности управляющего миссией во время отпусков поверенного в делах А.И. Павлова. В этом качестве Штейну приходилось вести ответственные переговоры с корейской стороной по поводу строительства железной дороги Сеул — Ыйчжу. Чтобы сохранить за Россией «право голоса» в противовес Японии, он предложил руководству МИД ходатайствовать о предоставлении концессии на сооружение этой дороги россиянину барону Гинцбургу и с одобрения своего начальства в феврале 1903 уведомил корейское правительство о проекте барона, который предлагал построить дорогу на концессионных началах с правом выкупа ее Кореей по истечении определенного срока. Получив отказ корейского правительства принять проект Гинзбурга с заявлением о том, что постройка указанной линии не будет отдана «подданным какого-либо другого государства», Штейн не стал настаивать на принятии этого проекта, полагая, что в будущем корейское правительство в случае необходимости может воспользоваться русским проектом.
Когда началась русско-японская война 1904-1905 и российская дипмиссия в Сеуле была закрыта с передачей ее архива и наблюдения за ней французскому консулу, Штейн по решению МИД был назначен членом Призового суда во Владивостоке, занимавшегося делами японских судов, задержанных либо захваченных в российских водах. В ноябре 1905 ему предложили службу на Балканах, в декабре того же года Штейн был назначен секретарём миссии в Черногории.
В августе 1908 назначен секретарём российской миссии в Бразилии, а с 1910 одновременно являлся поверенным в делах России в Аргентине. Посланник в Рио-де-Жанейро П.В. Максимов отзывался о нём в ходатайстве о награждении: «Первый секретарь Миссии, статский советник Штейн, более года состоит поверенным в делах в Буэнос-Айресе, где Императорское Правительство имеет весьма многочисленные и сложные интересы и где почти два года не было нашего дипломатического представительства. Г. Штейну удалось установить, при весьма нелёгких условиях, наилучшие отношение с аргентинскими властями и ликвидировать немало дел, потребовавших много хлопот и настойчивости, причём все поручения, которые мною давались этому способному и усердному чиновнику, исполнялись самым тщательным и успешным образом». В июле 1916 Штейн представлял Россию в Аргентине на торжествах по случаю 100-летия её независимости, в том же году назначен первым чрезвычайным посланником и полномочным министром России в Аргентинской Республике и 31.10.1916 вручил верительные грамоты президенту республики И. Иригойену. По заявлению аргентинского министра иностранных дел К.А. Беку, эта мера мера «была оценена здесь как признание Россией за Аргентиной права стоять с ней рядом не только на дружеской, но и на равноправной ноге». Остался на этом посту и после Февральской революции. 5.09.1917 Иригойен признал республиканский строй России и 3.10 снова принял верительные грамоты у Штейна.
Уволен 26.11.1917 приказом наркоминдела Л.Д. Троцкого, однако аргентинское правительство продолжало признавать Штейна посланником. По воспоминаниям генерал-лейтенанта А.В. фон Шварца, проживавшего после революции в Аргентине, «этим он обязан не только тому, что аргентинское правительство не признавало большевистского режима, но и большому такту, которым он обладал. Благодаря его большой обходительности, уму и умению ладить с людьми, он был очень любим в аргентинском обществе и поддерживал с властями самые дружеские отношения. Для русской колонии он был необходим, так как всегда охотно, а подчас и очень терпеливо, шел на помощь всем, кто искал ее у него». В 1931 Штейн сложил с себя посольские полномочия и уехал в США.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz