Дмитрий Петрович Северин

1792 - 14.02.1865


Действительный тайный советник (с 26.08.1856). Сын тайного советника Петра Ивановича Северина (1761-1830), бывшего в 1800 Белорусским гражданским губернатором, а затем сенатором, от брака с Анной Григорьевной Брагиной. Воспитанник Иезуитской коллегии, с 1811 состоял на службе в Коллегии иностранных дел. В 1820 был направлен в Испанию, где началась революция, как особый агент для информирования императора Александра I о происходящем в стране, затем до 1821 находился в свите Александра на конгрессах в Троппау и Лайбахе при графе К.В. Нессельроде. В 1825 получил чин действительного статского советника, в 1826 назначен поверенным в делах в Швейцарии, в 1836 произведён в тайные советники и назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Швейцарии, а в 1837 переведён на такой же пост в Баварию, который занимал до своей отставки в 1863. После отставки остался в Мюнхене, где и скончался. За службу был награждён российскими орденами до ордена Св. Анлександра Невского включительно (1852, алмазные знаки к ордену - 1857) и орденами Португалии, Испании, Сардинии, Баварии, Гессен-Дармштадта и Бадена.
Был другом В.А. Жуковского, кн. П.А. Вяземского, Д.В. Дашкова, Д.Н. Блудова; состоял членом общества «Арзамас», в котором получил прозвище Резвый Кот. Среди друзей славился своими остроумными экспромптами и мелкими стихотворениями, из которых некоторые помещены в «Русском Архиве» (1899, № 7). Перевёл с французского пьесу «Писатель в обществе». В сентябре 1823 Северин в Одессе встретился с А.С. Пушкиным, а в октябре поэт написал на него эпиграмму «Жалоба» («Ваш дед портной, ваш дядя повар»), высмеивающую высокомерие и аристократические претензии дипломата. Незадолго до высылки Пушкина из Одессы (июль 1824) П.А. Вяземский и А.И. Тургенев просили Северина «спасти» Пушкина, но он «совершенно отказался принимать участие» в судьбе поэта.
Ф.Ф. Вигель вспоминал о нём: «В это время худенький Северин был точно на молоке испеченный и от огня слегка подрумяненный сухарь. С годами взволнованная желчь, разливаясь по жилам и чертам его, в самый неприятный цвет наконец окрасила его лицо. Вот его наружность. Что касается до характера, это было удивительное слияние дерзости с подлостью; но надобно признаться — никогда ещё не видал я холопство, облечённое в столь щеголеватые и благородные формы».
В первом браке был женат на Елене Скарлатовне Стурдза (1794-1818), дочери молдавского боярина, действительного статского советника русской службы С.Д. Стурдзы. Она умерла через пять месяцев после свадьбы и была похоронена на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Второй брак - с баронессой Софьей Фёдоровной Мольтке (1797-1882), сестрой П.Ф. Мольтке, фрейлиной великой княгини Елены Павловны. По отзывам В.А. Муханова, она была «важной дамой, взгляд её был живой, речь быстрая и стремительная и наружность положительная. Всё, что она говорила, могло бы быть напечатано: настолько выражения её были обдуманны и точны».

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz