Сергей Дмитриевич Сазонов

27.07.1860 — 25.12.1927


Сергей Дмитриевич Сазонов

Гофмейстер (с 1910). Из дворян Рязанской губернии. Сын отставного штабс-капитана лейб-гвардии Егерского полка Дмитрия Фёдоровича Сазонова (1825-?) и баронессы Ермонии Александровны Фредерикс. Образование получил в Императорском Александровском лицее в С.-Петербурге, по окончании которого в мае 1883 в чине титулярного советника принят на службу в канцелярию Министерства иностранных дел. В 1890—1894 второй секретарь российского посольства в Лондоне. В 1894—1904 секретарь российской миссии в Ватикане. В 1904—1906 советник посольства в Лондоне. На этом посту принимал участие в урегулировании Гулльского инцидента, когда эскадра вице-адмирала З.П. Рожественского, направлявшаяся на Дальний Восток, обстреляла английские рыболовные суда, что едва не привело к крупному британско-русскому военному конфликту. В 1906—1909 чрезвычайный и полномочный посланник в Ватикане. В апреле 1907 получил чин действительного статского советника.
С 26.05.1909 по 4.09.1910 товарищ министра иностранных дел (при министре А.П. Извольском). С 4.09.1910 управляющий министерством, с 8.11.1910 до 7.07.1916 министр иностранных дел. Одновременно с 1.01.1913 член Государственного совета. В декабре 1910 пожалован в гофмейстеры Высочайшего Двора. В 1915-1917 также почётный мировой судья по Белостокскому уезду Гродненской губернии. Вначале продолжил курс на сближение с Англией и Японией без обострения дипломатических отношений с Германией и Австро-Венгрией; вместе с тем пытался сплотить Балканские государства и Турцию в направленную против Австро-Венгрии «конфедерацию» под эгидой России. Со временем приобрел влияние на императора Николая II. В ноябре 1910 вел переговоры с германским канцлером Т. Бетман-Гольвегом и статс-секретарем иностранных дел А. Кидерлен-Вехтером, завершившиеся Потсдамским соглашением 1911, заключил соглашение с Японией в 1912 и 1916. Потсдамское соглашение не изменило, однако, основной политической ориентации России на союз с Францией и сближение с Англией, и дальнейшая деятельность Сазонова главной своей целью имела укрепление связей с Антантой. В июне 1914 Сазонов сделал попытку привлечь к Антанте Румынию. После австрийского ультиматума Сербии 23.07.1914 Сазонов предложил, чтобы Россия, Англия и Франция коллективно воздействовали на Австро-Венгрию и вынудили ее взять ультиматум обратно. Уверенный в неизбежности войны, Сазонов убедил Николая II издать 30.07 указ о всеобщей мобилизации. Германский ультиматум России о прекращении мобилизации был отклонен. 1.08.1914 последовало объявление войны России со стороны Германии. В ноте, переданной 14.09.1914 послам Англии и Франции — Д. Бьюкенену и М. Палеологу, Сазонов сформулировал условия будущего мира с Германией и Австро-Венгрией, впоследствии принятые союзниками с некоторыми оговорками. Принимал деятельное участие в подготовке англо-франко-русского соглашения 1915, предусматривавшего передачу России Черноморских проливов. Вместе с группой министров в 1915 обратился с просьбой к императору о нежелательности смены Верховного главнокомандующего. Учитывая прямую связь национальной политики России с обеспечением ее международных интересов, в конце 1915 разработал проект российско-польской унии, который предусматривал общих монарха, двор, уделы, армию, границы, финансы, дипломатию и пути сообщения. Однако проект Сазонова был отклонен правительством. В июле 1916, уехав с разрешения императора на отдых в Финляндию, получил отставку. Это вызвало протесты со стороны английского и французского послов.
В январе 1917 назначен чрезвычайным и полномочным послом в Лондон, но к исполнению обязанностей приступить не успел. За службу был удостоен ряда высших российских орденов: Св. Станислава 1-й степ. (1910), Св. Анны 1-й степ. (1912), Белого Орла (1916).
После Февральской революции 1917 Временное правительство подтвердило назначение Сазонова послом, однако 1.05.1917 он, так и не уехавший в Англию, был уволен в отставку. 25.10.1917 в числе других членов Государственного совета по назначению уволен от службы. Осенью 1917 уехал в Крым, жил в Ялте после прихода к власти большевиков скрывался. В начале 1918 прееехал в Алупку, в мае эмигрировал в Париж. В конце октября 1918 приехал в Екатеринодар, где вошёл в состав Особого совещания — «высшего органа гражданского управления» при верховном руководителе Добровольческой армии генерале от инфантерии М.В. Алексееве, затем при А.И. Деникине, заняв пост начальника Управления иностранных дел. В ноябре 1918 возглавил Совет по делам внешней политики, образованный для подготовки к мирной конференции. В середине декабря 1918 отбыл в Париж. В начале января 1919 назначен министром иностранных дел Всероссийского правительства адмирала А.В. Колчака. В 1919 в Париже - член Русского политического совещания для обсуждения итогов войны и выработки единой позиции; участник Версальской мирной конференции. В конце 1919 отстранён Денинкиным от должности, приказу не подчинился. После сформирования правительства генерала П.Н. Врангеля в июне 1920 сдал должность, остался в Париже. В последние годы жизни проживал в своём имении под Белостоком (Польша). Скончался в Ницце (Франция) на 67-м году жизни, похоронен на русском кладбище Кокад в Ницце.
По отзывам современников, Сазонова как государственного деятеля отличали прямота характера, отсутствие личной корысти, энергичная решительность. С иностранными дипломатами он держался нарочито холодно, скрывая за показной стороной поведения свою импульсивность и природный темперамент. С коллегами по министерству он был прост, приветлив, постоянен в своих привязанностях. Как свидетельствовал сотрудник МИД Г.Н. Михайловский, «простой и приветливый прием Сазонова, его манера задавать быстрые и краткие вопросы, прямо касавшиеся существа дела, и наружность скорее профессорская, чем дипломатическая,— все это располагало к нему. Была у него и другая черта — постоянство в личных отношениях, но в то же время импульсивность характера и темперамента, несмотря на наружную холодность, заставляла всегда быть начеку и давать быстрый и решительный ответ». По словам помощника управляющего делами Совета министров А.Н. Яхонтова, «министр иностранных дел Сергей Дмитриевич Сазонов, культурный, широко образованный, элегантный, безукоризненно одетый, заботившийся о своей внешности, изъяснявшийся по-русски с неуловимым налетом привычки предпочтительно польлзоваться иностранными языками, мог быть отнесен, по духовному его складу, к тому разряду российских граждан, которых именовали «русскими европейцами», а в старые времена – «вольтерианцами». В нем чувствовалось преклонение перед заграничными устоями общежития. Видимо, его завораживала мучительная мысль – «а что скажет Европа?». По склонностям в нем виделся англофил, благоговеющий перед английскими порядками, перед которыми русский быт и управление достойны сожаления; Германию он определенно не любил, возмущаясь ее стремлениями к мировой гегемонии и грубо прямолинейными действиями ее дипломатии… Область внешней политики он рассматривал как свой неотъемлемый удел и впадал в раздражение, когда не по его почину беседы в Совете министров затрагивали эту область. В таких случаях он обычно возражал, или, вернее, давал пояснения нехотя, со скучающим снисходительным видом, будто профаны позволили себе неделикатно коснуться того, что недоступно их восприятию…»
Женат (с 1898) на Анне Борисовне Нейдгардт (1868–1939), дочери обер-гофмейстера, почетного опекуна, действительного тайного советника Б.А.Нейдгардта (ее старшая сестра, Ольга Борисовна, была замужем за председателем Совета Министров П.А.Столыпиным). Детей не имел.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz