Андрей Кириллович Разумовский

22.10.1752 - 11.09.1836


Андрей Кириллович Разумовский

Действительный тайный советник 1-го класса (с 1819). Из рода графов Разумовских. Третий сын генерал-фельдмаршала графа Кирилла Григорьевича Разумовского (1728—1803) от брака с Екатериной Ивановной Нарышкиной (1729—1771). Род. в городе Глухове, где находилась резиденция его отца — гетмана Малороссии. Вместе с братьями получил тщательное домашнее образование; наставники, в их числе известный историк А.Л. Шлецер, отмечали его блестящие способности. В июле 1762 был записан во флот мичманом. В 1765—1769 находился за границей, слушал лекции в Страсбургском университете. В 1769 поступил на действительную военную службу во флот и, произведенный в лейтенанты, был послан в Архипелаг к адмиралу Г.А. Спиридову и затем принял участие в Чесменском морском сражении (июнь 1770), после чего командовал фрегатом «Екатерина». В декабре 1772 произведен в капитан-лейтенанты. В 1774 получил чин бригадира, а в 1775 — генерал-майора.
В 1773, в качестве камер-юнкера Высочайшего Двора, начал придворную службу (оставив в 1775 службу на флоте). Красивый, статный, остроумный, вкрадчивый и самоуверенный, Разумовский сумел вскружить головы петербургским красавицам; любезностью и щегольством он превосходил всех своих сверстников. С детства состоявший в дружеских отношениях с наследником престола цесаревичем Павлом Петровичем, он входил в ближайшее окружение цесаревича и его первой супруги вел. княгини Натальи Алексеевны. Однако после смерти вел. княгини (апрель 1776) императрица Екатерина II предъявила своему сыну найденные ею в бумагах покойной неопровержимые доказательства, компрометировавшие поведение его супруги и Разумовского. Он был выслан в Ревель, а в июне того же года ему разрешили уехать к отцу в Батурин.
В январе 1777 назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Неаполь, в 1784 пожалован в действительные камергеры и переведен в Копенгаген, а в мае 1786 — в Стокгольм (с производством в тайные советники). Содействовал восстановлению уничтоженной королём Густавом III в 1772 конституционной формы правления, стараясь при этом возродить прорусскую партию «колпаков». В 1787 безуспешно пытался предотвратить военное выступление против России Швеции, которая, воспользовавшись начавшейся войной России с Турцией, стремилась к захвату русских балтийских провинций. Его действиями и особенно депешами, подробно излагавшими положение дел в Швеции, Екатерина II была очень довольна.
В июне 1790 определен в помощь к чрезвычайному и полномочному послу в Вене князю Д.М. Голицыну (занимавшему этот пост около 30 лет) в качестве посла «к королю Венгеро-Богемскому», а в 1792, по выходе в отставку князя Голицына, занял его место. Первыми депешами Разумовского из Вены императрица была довольна; в 1792 его стараниями был возобновлен договор между Россией и Австрией. Немало хлопот выпало на его долю в переговорах о втором (1793) и третьем (1795) разделах Польши между Австрией, Пруссией и Россией. Однако вследствие сближения с австрийским министром иностранных дел бароном Ф. Тугутом и подпав под его влияние, Разумовский стал иногда действовать и в ущерб интересам России. Вступивший на престол император Павел I в день своей коронации (апрель 1797) пожаловал Разумовского в действительные тайные советники. В 1798 Разумовскому, считающему империю Габсбургов важнейшим оплотом борьбы против республиканской Франции, удалось вовлечь колеблющийся венский кабинет в созданную Павлом I вторую антифранцузскую коалицию. Однако в 1799 Павел стал склоняться к сближению с наполеоновской Францией и стал выражать недовольство действиями Разумовского. Во время Итальянского похода А.В. Суворова, когда австрийское военное командование (гофкригсрат) ограничивало его действия (на что А.В. Суворов неоднократно жаловался), и особенно после поражения корпуса A.M. Римского-Корсакова при Цюрихе (сентябрь 1799), Павел I в ноябре 1799 приказал Разумовскому оставить Вену и по приезде в Россию жить при отце в Батурине. Он не сознавал своей вины и, предполагая лишь одно недоразумение, жаловался, что не умели оценить его деятельности. После многолетней жизни за границей пребывание в России было ему неприятно и тяжело, его тянуло в Вену. В декабре 1800 он получил назначение сенатором, оставаясь по-прежнему в Батурине. Вступивший на престол император Александр I в мае 1801 вновь назначил его послом в Вену. Во время наполеоновских войн Разумовскому стоило большого труда заставить колебавшееся австрийское правительство вступить в коалицию против Франции (Разумовский был ярым противником Наполеона). После Тильзитского мира (июнь 1807) он вышел в отставку и остался жить в Вене как частное лицо. Он занимался, главным образом, устройством своей знаменитой картинной галереи и не менее славившимися в Европе концертными вечерами, где и сам он участвовал, играя вторую скрипку.
В октябре 1812 вступил в неофициальные сношения с К. Меттернихом, зондируя возможность выступления Австрии вместе с Россией против Наполеона I. В 1813—1814, во время заграничных походов русской армии, состоял в свите Александра I в качестве внешнеполитического советника. В начале 1814 назначен уполномоченным для переговоров о мире. За участие в Венском конгрессе (сентябрь 1814 — июнь 1815), где он был первым уполномоченным и на котором он оказал большие услуги России, Разумовский в ноябре 1814 возведен в княжеское Российской Империи достоинство, а в ноябре 1815 пожалован титулом Светлости. Во время Венского конгресса на знаменитых балах у Разумовского присутствовали 2 императора и 2 императрицы, 4 короля, несколько десятков принцев и герцогов, представители виднейшей европейской аристократии. В январе 1819 он пожалован чином действительного тайного советника 1-го класса (по Табели о рангах соответствующий чину генерал-фельдмаршала). Удостоен всех высших российских орденов: Св. Анны 1-й степ. (1799), Св. Владимира 2-й степ. (1786), Св. Александра Невского (1793), Св. Владимира 1-й степ. (1795), Св. Апостола Андрея Первозванного (февраль 1799, бриллиантовые знаки к ордену — июль того же года). Остаток жизни он провел в любимой им Вене, в удалении от дел, где и скончался на 84-м году жизни, незадолго перед смертью перейдя из православия в католицизм.
Красивый и изящный, широко, хотя и поверхностно образованный на иностранный лад (свободно говорил на французском, немецком, английском и итальянском языках), Разумовский был в полном смысле кавалером во вкусе дореволюционных французских салонов. Забывая, что отец был пастухом, прежде чем стать графом и генерал-фельдмаршалом, он считал себя чистокровным аристократом и находил достойным себя лишь общество маркизов и шевалье. В его посольском доме строго соблюдался этикет; вопреки новой моде начала XIX в., здесь держалась пудра и букли, и жители Вены полуиронически называли великолепного и чопорного, гордого и высокомерного российского посла «эрцгерцог Андреас». Вместе с тем Разумовский, при всей своей гордости, унижался до угодничества перед нужными людьми: он один из всех 6 братьев сохранил благосклонность отца-фельдмаршала, он был заграничным комиссионером и для светл. князя Г.А. Потёмкина, и для князя П.А. Зубова. Расточительность его не знала пределов. Его «знаменитая гардероба» включала несколько сот одних жилетов. Его дворец в Вене был великолепен. Для более удобной езды на прогулку он на свои средства соорудил каменный мост через Дунай (стоивший ему громадных денег), который долгое время носил его имя. Вследствие роскошной жизни денежные дела Разумовского были очень плохи. Стесненное материальное положение вынудило его испросить у Александра I в долг 450 тыс. руб. без процентов, на 5 лет, под залог его имения в Черниговской губ., состоявшего из 8,7 тыс. душ крестьян. Но роскошный и нерасчетливый Разумовский оказался неисправным должником перед своим державным кредитором, так что для уплаты его долга Александр I вынужден был делать ему всевозможные льготы и снисхождения, не желая, чтобы его имение пошло в продажу с публичного торга.
Будучи знатоком музыки, он сам хорошо играл на скрипке. Жившие в Вене три знаменитых немецких композитора Й. Гайдн, В.А. Моцарт и Л.В. Бетховен часто бывали во дворце у Разумовского. Й. Гайдна поражал тонкий музыкальный слух Разумовского, благодаря которому он угадывал в сочинениях композитора самые сокровенные чувства, остававшиеся для большинства публики недоступными. Он оказал немалое влияние на творчество Л.В. Бетховена, который посвятил Разумовскому три своих квартета.
Отличительной чертой Разумовского была «всегдашняя страсть к прекрасному полу», а его «изменчивые вкусы» заставляли его постоянно менять свои привязанности. Наравне с «комедьянками» ему отвечали взаимностью женщины самого высокого положения: его «жаловала» вел. княгиня Наталья Алексеевна, им увлекалась неаполитанская кopолева Каролина (сестра французской королевы Марии-Антуанетты), ходили слухи, что к нему не осталась равнодушной и королева Швеции. «Космополит в полном смысле этого слова», внук простого казака, не умевший написать по-русски дипломатическую депешу (к русскому языку он прибегал лишь в крайних случаях), женатый на немецких аристократках и перед смертью перешедший в католицизм, Разумовский был образцом довольно многочисленных русских дипломатов XVIII—начала XIX вв.
Женат дважды: 1) (с 1788) на графине Елизавете Осиповне Тун-Гогенштейн-Клёстерле (1770—1806); 2) (с 1816) на графине Констанции-Доминике фон Тюргейм (1785—1867). Детей не имел.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz