Алексей Фёдорович Орлов

8.10.1786 — 09.05.1861


Алексей Фёдорович Орлов

Генерал от кавалерии (с 1833), генерал-адъютант (с 1820). Внебрачный сын («воспитанник») генерал-аншефа графа Фёдора Григорьевича Орлова (1741—1796) и полковницы Татьяны Фёдоровны Ярославовой. Родился в Москве. В апреле 1796, незадолго до смерти графа Фёдора Григорьевича, императрица Екатерина II даровала его «воспитанникам» (в том числе и Алексею) права потомственного дворянства и фамилию Орловы (но без графского титула). Получил первоначальное домашнее образование, затем учился в пансионе аббата Николя. В 1801—1804 служил в Коллегии иностранных дел. В 1804 переведен юнкером в лейб-гвардии Гусарский полк и вскоре произведен в корнеты. Участник войн 1805 и 1806—1807 с Францией: за отличие в сражении при Аустерлице (ноябрь 1805) награжден золотой саблей с надписью «За храбрость»; участвовал в сражениях при Гейльсберге (май 1807) и Фридланде (июнь 1807). В 1809 в чине штабс-ротмистра перешел на службу в лейб-гвардии Конный полк (в списках полка числился до конца жизни). В рядах своего полка участвовал в Отечественной войне 1812 и заграничных походах русской армии 1813—14: был в сражениях под Витебском, Смоленском, при Бородино (где получил 7 ран), под Красным, под Люценом, Бауценом, Кульмом и Дрезденом, в сражениях во Франции. С января 1813 адъютант великого князя Константина Павловича. В августе 1814 вышел в отставку, но уже в 1815 вновь вернулся на службу и в 1816 пожалован во флигель-адъютанты к Е.И.В. В 1817 произведенв генерал-майоры. В 1819—1826 командовал лейб-гвардии Конным полком и одновременно с 1821 1-й бригадой гвардейской кирасирской дивизии. В июне 1820 назначен генерал-адъютантом.
14.12.1825 Орлов сыграл важную роль в подавлении восстания декабристов в С.-Петербурге: он первым из полковых командиров привел к императору Николаю I вверенную ему часть, а затем с оружием в руках двинулся в атаку против мятежников. Указом Николая I 25 декабря 1825 возведен, с нисходящим его потомством, в графское Российской Империи достоинство. До конца дней Николай I помнил услугу, оказанную ему Орловым, он приблизил его к себе, удостаивая особым доверием и расположением, граничившим с дружбой. Во время русско-турецкой войны 1828—1829 сопровождал императора в действующую армию, за участие в ряде сражений пожалован украшенным алмазами золотым оружием, а в 1829 произведен в генерал-лейтенанты. В качестве дипломата Орлов впервые выступил в переговорах с Турцией, приведших к подписанию Адрианопольского мирного договора 1829. Текст договора был выработан в С.-Петербурге, и Орлову предстояло добиться от Порты принятия русских условий. Настойчивость Орлова и главным образом меры военного характера, принятые русским главнокомандующим И.И. Дибичем-Забалканским, заставили турок подписать мир. После этого в октябре 1829 Орлов был назначен послом в Константинополь, где с успехом разрешил поставленную перед ним задачу - обеспечить выполнение условий договора. Июльская революция 1830 во Франции побудила Николая I отправить Орлова в Вену с целью нащупать почву для совместных с Австрией действий против Франции. Однако его поездка не увенчалась успехом. Ещё до его приезда в Вену Австрия по примеру Англии и Пруссии признала Луи-Филиппа французским королём. В 1831 возглавил подавление «холерного бунта» в С.-Петербурге и восстаний в военных поселениях. В 1832 находился с дипломатическое миссией в Пруссии, Голландии и Англии. В 1833 состоял чрезвычайным и полномочным послом при турецком султане; добился подписания выгодного для России Ункяр-Искелесийского договора с Турцией, явившегося крупным успехом российской дипломатии на Ближнем Востоке. Представители иностранных держав узнали о переговорах только после подписания договора. В июне 1833 произведен в генералы от кавалерии. В августе-сентябре 1833 сопровождал Николая I в поездке в Австрию и присутствовал при его встрече с императором Францем I. В 1836 назначен членом Государственного совета. В 1837 по поручению Николая I ездил в Лондон для принесения поздравлений вступившей на престол королеве Виктории. В начале 1839 назначен попечителем наследника цесаревича великого князя Александра Николаевича (будущего императора Александра II) и сопровождал его в путешествии за границей. В мае 1844 во главе немногочисленной свиты сопровождал императора Николая I в путешествии в Англию.
После смерти графа А.Х. Бенкендорфа сменил его в 1844 на посту шефа жандармов и главного начальника 3-го отделения Собственной Е.И.В. канцелярии, одновременно назначен командующим Императорской Главной квартирой. Деятельность Орлова по 3-му отделению была направлена к ограждению России от западноевропейских революционных влияний, охвативших тогда всю Европу и проникавших в Россию. Он принял ряд мер по запрещению ввоза в страну иностранной литературы. Одновременно был назначен председателем совета военно-учебных заведений и главноначальствующим над Лазаревским институтом восточных языков в Москве. Входил в состав большинства правительственных комитетов, существовавших в 1840—1850-е гг.: Кавказского, Сибирского, о лифляндских крестьянах, Общества попечительства о тюрьмах и др. Искренне преданный Николаю I, благоговевший перед его личностью, готовый всегда пожертвовать собою за него, Орлов был самым точным истолкователем и исполнителем воли императора. Николай I, в свою очередь, посвящал его во все свои планы особой государственной важности, зачастую обсуждая их вместе с Орловым. В 1852, во время встречи Николая I с прусским королем и австрийским императором, участвовал в дипломатических переговорах в Берлине и Ольмюце. В январе 1854 был направлен в Вену для переговоров по поводу позиции Австрии в начавшейся русско-турецкой войне. Убедившись в том, что Австрия не только не окажет помощи России, но может даже примкнуть к Англии и Франции, Орлов предложил Николаю I пойти на соглашение с ними и не доводить дело до открытого столкновения. Однако этот совет, обнаруживший отчетливое понимание Орловым опасности затеянной Николаем I игры, принят не был. Вскоре по приезде Орлова из Вены в Петербург Англия и Франция объявили России войну. Перед своей смертью (февраль 1855) император Николай I долго беседовал с Орловым и поручил его особому вниманию своего наследника.
В царствование императора Александра II он пользовался не меньшим почетом, чем при Николае I. Когда в ходе Крымской кампании определился окончательный проигрыш России, Орлов высказался за немедленное заключение мира. Он был назначен первым уполномоченным России на Парижском конгрессе 1856. Уверившись в том, что Наполеон III не желает продолжения войны и не возражает против сближения с Россией, но в то же время не хочет обострения отношений с Англией, Орлов успешно отражал дипломатические атаки Англии и Австрии. Соединенные усилия Орлова и второго уполномоченного России барона Ф.И. Бруннова способствовали тому, что условия мирного договора не оказались для России столь тяжкими, какими они могли бы быть в результате ее военного поражения.
В мае 1856 назначен председателем Государственного совета и Комитета министров, а также председателем Кавказского и Сибирского комитетов. В августе 1856, в день коронации императора Александра II, возведен, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской Империи достоинство. В период подготовки крестьянской реформы возглавлял Секретный (1857—1858), затем Главный (1858—1860) комитет по крестьянскому делу; будучи убежденным противником немедленного освобождения крестьян, он направлял свои усилия к тому, чтобы затормозить дело, а если и осуществить, то в самых ограниченных размерах. За государственную деятельность удостоен всех высших российских орденов: Св. Александра Невского (1829), Св. Владимира 1-й степ. (1831) Св. Апостола Андрея Первозванного (1841, алмазные знаки к ордену — 1844). Страдая с конца 1850-х тяжелой болезнью, он в январе 1861 испросил увольнения от всех должностей. Четыре месяца спустя он скончался в С.-Петербурге на 75-м году жизни; похоронен там же в Благовещенской церкви лейб-гвардии Конного полка.
Отзывы современников об Орлове, одном из крупнейших сановников царствований императоров Николая I и Александра II, человеке умном, широко образованном, различны. В своём послании к нему А.С. Пушкин писал:
О ты, который сочетал
С душою пылкой, откровенной
(Хотя и русский генерал)
Любезность, разум просвещенный...
Император Николай I отзывался о нем, как о человеке «надежном, умном и истинно русском». Характеризуя Орлова как блестящего царедворца, ловкого политика и удачливого дипломата, современники отмечали вместе с тем его эгоизм, лень. По словам графа М.А. Корфа, «граф Орлов, никогда ничем не занимавшийся, холодный себялюбец, никого уж теперь не обманывающий личиною благородства и рыцарства... не понимающий решительно никакого дела, при всех этих достоинствах в такой еще степени ленив, что даже и между русскими составляет изъятие и потому во всем не касающемся личных его интересов и интересов его друзей совершенно в руках и обладании своих подчиненных». По свидетельству графа В.А. Соллогуба, «в старости ум его ослабел, память ему изменила, и он находился в состоянии, близком к помешательству; тем не менее все относились к нему с большим почтением, и проживавшие в провинции его бывшие знакомые или подчиненные считали, бывая в Петербурге, своею обязанностью его посетить».
От брака (с 1826) с Ольгой Федоровной Жеребцовой (ум. 1852), дочерью сенатора, тайного советника А.А.Жеребцова, получившей придворное звание статс-дамы, имел единственного сына Н.А. Орлова.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz