Александр Иванович Нелидов

11.06.1835 - 5.09.1910


Александр Иванович Нелидов

Действительный тайный советник (с 1896). Из древнего дворянского рода, восходящего к XIV в. Сын директора училищ Бессарабской губернии, статского советника Ивана Александровича Нелидова (1799—1853) от брака с Александрой Петровной Яновской (ум. 1884). Родился в селе Дубровки Поречского уезда Смоленской губернии. Среднее образование получил в Кишинёвской гимназии, окончив её с золотой медалью, высшее — в Петербургском университете на факультетах: юридическом и восточных языков; курс в университете также окончил с золотой медалью. В ноябре 1855 в чине коллежского секретаря начал службу в Азиатском департаменте МИД. В 1856—1861 младший секретарь российской миссии в Греции. В 1861—1864 младший секретарь, а в 1864—1869 старший секретарь миссии в Болгарии. В 1862 пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора, в 1864 получил чин надворного советника. В 1869—1874 старший секретарь российского посольства в Вене. С 1871 статский советник, в 1872 получил придворное звание камергера. В 1874—1877 советник российского посольства в Константинополе; тайно провел переговоры в Бухаресте с румынским премьер-министром И. Братиану о пропуске Румынией русских войск через свою территорию в случае войны с Турцией. С 1875 в чине действительного статского советника. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 состоял директором дипломатической канцелярии при главнокомандующем действующей армией вел. князе Николае Николаевиче (старшем), принимал участие во всех походах и передвижениях Главной квартиры, а также в переговорах с турецкими уполномоченными в Казанлыке и Адрианополе; составил предварительные условия мира с Турцией. В 1878 вместе с генерал-адъютантом Н.П. Игнатьевым подписал, в качестве уполномоченного, Сан-Стефанский мирный договор с Турцией. Участвовал в работе Берлинского конгресса 1878.
В 1879—1882 Нелидов занимал должность посланника в Саксонии и герцогстве Саксен-Альтенбург, затем снова получил назначение в Турцию — сначала в качестве управляющего посольством, а с 15.07.1883 — в качестве посла. Сторонник захвата черноморских проливов, в декабре 1882 он направил Александру III записку «О занятии проливов», в которой утверждал: «Можно легко предвидеть, что в дальнейшем распадение Турецкой империи будет совершаться тем же путем, как совершалось распадение империи Византийской, доколе сама столица не будет завоевана... Эта роль завоевательницы столицы, как кажется, предназначена судьбою и историей России, которой все интересы политические, торговые и военные настоятельно требуют занятия проливов... Вопрос тут... в утверждении русской власти на пути наших южных морских сообщений с открытыми морями и океаном. Кроме того, утверждение на Босфоре окончательно закрепляет за нами все наши закавказские владения, соединяет в одном пункте всю нашу оборонительную линию берегов Черного моря и дает нам решитеьлное влияние на судьбы как Балканского, так и Малоазиатского полуостровов. Наконец, оно усиливает оборонительную силу нашу на западной границе, давая нам возможность располагать для ее защиты всеми боевыми средствами, которые были доселе мобилизованы на черноморских берегах.... Царьград должен быть и оставаться городом независимым, принадлежащим только самому себе. Но он должен состоять под нашим покровительством, охраняться нашими войсками, содержать их и, может быть, платить нам дань за оказываемую ему защиту. Присоединение его к России расширило бы чрезмерно наши границы, восстановило бы против нас местное население и ослабило бы нас самих. Тогда как, оставленные нами политически и административно свободными, жители Византии и ее небольшой территории (с некоторыми пунктами на Дарданеллах) видели бы в русском протекторате залог и источник своей безопасности и своего благосостояния». В 1883 получил чин тайного советника. Нелидов был противником прогерманской политики, проводившейся министром иностранных дел Н.К. Гирсом и его ближайшими сотрудниками, и несколько раз возбуждал вопрос о заключении союза с Францией. Это предложение не было поддержано Гирсом, но вскоре франко-русский союз стал совершившимся фактом. Опа­са­ясь морского на­па­де­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии на Чер­но­мор­ское по­бе­ре­жье Рос­сии, в 1885–1886 Нелидов вёл сек­рет­ные пе­ре­го­во­ры с сул­та­ном Аб­дул-Ха­ми­дом II о за­клю­че­нии русско-турецкого сою­за по во­про­су о Чер­но­мор­ских про­ли­вах и под­дер­жа­нии ста­тус-кво на Бал­ка­нах. В об­лас­ти ев­ропейской по­ли­ти­ки был про­тив­ни­ком про­гер­ман­ско­го кур­са Н.К. Гир­са, несколько раз воз­бу­ж­дал во­прос о за­клю­че­нии сою­за с Фран­ци­ей. В пе­ри­од Болгарского кри­зи­са 1885–1887 при­зы­вал российское пра­ви­тель­ст­во от­ка­зать­ся от пла­нов воз­вра­ще­ния Вос­точ­ной Ру­ме­лии Ос­ман­ской им­пе­рии и вы­сту­пить с ини­циа­ти­вой при­зна­ния объ­е­ди­не­ния Бол­га­рии, уча­ст­во­вал в Кон­стан­ти­но­поль­ской кон­фе­рен­ции по­слов по Болгарскому во­про­су (1885–1886), вы­сту­пал про­тив пла­нов ок­ку­па­ции Бол­га­рии российскими вой­ска­ми с це­лью сме­ще­ния с пре­сто­ла князя Алек­сан­д­ра I Бат­тен­берг­ско­го. В 1894 пред­при­нял пер­вые ша­ги по вос­ста­нов­ле­нию ди­пло­ма­тических от­но­ше­ний с Бол­га­ри­ей.
Во вре­мя Ближ­не­во­сточ­но­го кри­зи­са 1890-х, спро­во­ци­ро­ван­но­го ре­прес­сив­ной по­ли­ти­кой турецкого пра­ви­тель­ст­ва в от­но­ше­нии армянского на­се­ле­ния, пы­тал­ся уре­гу­ли­ро­вать кон­фликт, совместно с по­сла­ми Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии в Кон­стан­ти­но­по­ле уча­ст­во­вал в вы­ра­бот­ке про­ек­та ре­форм для шес­ти ви­лай­е­тов Западной Ар­ме­нии. Осе­нью 1896, в ус­ло­ви­ях обо­ст­ре­ния кри­зи­са и воз­мож­но­го рас­па­да Ос­ман­ской им­пе­рии, ини­ции­ро­вал но­вое об­су­ж­де­ние раз­ра­бо­тан­но­го ра­нее про­ек­та за­хва­та Бос­фо­ра си­ла­ми российской ар­мии и фло­та. План был одобрен 17.11.1896 на совещании у Николая II. Нелидов уехал в Константинополь, чтобы оттуда дать в своё время шифрованную депешу командующему Черноморской эскадрой. Однако Николай II отказался от осуществления плана из-за про­ти­во­дей­ст­вия министра финансов С.Ю. Вит­те и от­ка­за Фран­ции под­дер­жать дей­ст­вия Рос­сии. Великий визирь Кямаль-паша говорил, что Нелидову в Константинополе удалось «склонить султана вполне в сторону русской политики. Султан доверял послу больше, чем своему турецкому правительству». В итоге Порта настояла на его отзыве.
В 1897 был переведен на пост посла в Рим. В 1898 уча­ст­вовал в меж­го­су­дар­ствен­ной кон­фе­рен­ции в Ри­ме по во­про­су борь­бы с анар­хиз­мом и тер­ро­риз­мом. Его донесения, предупреждающие о том, что приезд Николая II в Италию может вызвать враждебные демонстрации, сорвали визит российского императора. Это возбудило недовольство короля Виктора Эммануила III, потребовавшего отозвания Нелидова. В 1904 был переведен в Париж, где оставался до самой смерти. Время пребывания Нелидова в Риме и Париже совпало с русско-японской войной 1904—1905, и Нелидов оказал ряд важных услуг России: его влияние сказалось на благоприятном для России исходе Гулльского инцидента; он способствовал усилению русского флота двумя крупными единицами. Ак­тив­но со­дей­ст­во­вал ук­ре­п­ле­нию Русско-французского сою­за, при­вле­че­нию французских ин­ве­сти­ций и зай­мов для нужд российской эко­но­ми­ки. Пред­се­да­тель 2-й Га­аг­ской кон­фе­рен­ции ми­ра (1907). Видный российский дипломат, Нелидов был удостоен ряда высших российских орденов, до ордена Св. Андрея Первозванного (1905, алмазными знаками к нему - 1908) включительно. Скончался в Париже после тяжёлой болезни на 76-м году жизни.
От брака с княжной Ольгой Дмитриевной Хилковой, дочерью действительного статского советника князя Д.А. Хилкова, имел сыновей: Д.А. Нелидова, Ивана Александровича (1865—?), Владимира Александровича (1869—?).

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz