Михаил Николаевич Муравьёв

17.04.1845 — 8.06.1900


Михаил Николаевич Муравьёв

Гофмейстер (с 1896). Из древнего дворянского рода, известного с XV в. Старший сын генерал-майора, Вятского (1857-1859), Рязанского (1859-1862) и Ковенского (1863-1866) губернатора графа Николая Михайловича Муравьёва (1820—1869) от брака с Людмилой Михайловной Позен (1822—?); внук известного государственного деятеля, генерала от инфантерии Михаила Николаевича Муравьёва, возведенного в 1865 в графское Российской Империи достоинство. Родился в Москве. Получил первоначальное домашнее образование; учился в Полтавской гимназии, затем посещал лекции в Гейдельбергском университете. В марте 1864 поступил на службу в МИД и назначен состоять при российской миссии в Берлине. В 1866—1867 младший секретарь российской миссии в Стокгольме, в 1867—1869 —в Штутгарте (Вюртемберг), в 1869—1872 — в Берлине. В 1868 пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора. В 1872—1873 состоял при миссии в Карлсруэ (Баден), а затем при посольстве в Париже. С 1873 старший секретарь миссии в Стокгольме, с 1874 секретарь миссии в Гааге. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 находился в распоряжении главноуполномоченного Общества попечения о раненых и больных воинах при ставке действующей армии. В 1880 пожалован в звание камергера. В 1880—1889 первый секретарь российского посольства в Париже (при после Н.А. Орлове). В 1889—1893 советник посольства в Берлине (при после П.А. Шувалове). В 1893—1897 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Копенгагене.
В январе 1897 назначен управляющим МИД, а с апреля того же года и до конца жизни состоял министром иностранных дел. При Муравьёве, как и при А.Б. Лобанове-Ростовском, Россия проводила активную внешнюю политику на Дальнем Востоке. 27.03.1898 в Пекине была подписана русско-китайская конвенция, по которой китайское правительство уступило России в аренду порты Люйшунь (Порт-Артур) и Далянь (Дальний) и согласилось на постройку южной ветки КВЖД. 28.04.1899 Муравьёв заключил соглашение с Англией в форме обмена нотами о разделе сфер влияния в Китае. В 1898 обратился к державам с нотой, предлагавшей сокращение вооружений. Итогом этого явилась Гаагская конференция 1899, что на некоторое время содействовало укреплению престижа России. Пользуясь затруднительным положением Англии, в связи с англо-бурской войной, с одобрения Николая II активизировал политику России на Ближнем и Среднем Востоке, в результате чего были восстановлены прямые (без посредничества Англии) сношения с Афганистаном, усилены русские позиции в Иране, а отчасти и в Турции. Когда началось Ихэтуаньское восстание в Китае, Муравьёв в записке императору, представленной 17.06.1900, высказался в пользу осторожного поведения России, чтобы избежать ухудшения отношений с Китаем. В период руководства Муравьёва внешней политикой расширились связи России с другими государствами: в 1897 был отправлен официальный представитель в Абиссинию; в 1898 в Марокко учреждено генеральное консульство и направлен туда министр-резидент; учреждены также новые консульства в Иране, а миссия в Вашингтоне преобразована в посольство. Был удостоен высших российских орденов, до ордена Белого Орла включительно. Скоропостижно скончался в С.-Петербурге на 55-м году жизни.
По отзывам современников, Муравьёв, не отличаясь широтой взглядов и трудолюбием, был ловким царедворцем. По словам С.Ю. Витте, «был назначен министром иностранных дел именно потому, что он занимал пост посланника в Копенгагене. Посланник в Копенгагене, естественно, становился приближенным к императорской фамилии, которая как во времена императора Александра III, так и впоследствии посещала Копенгаген вследствие близких родственных отношений с датским королевским домом и, естественно, сталкивалась с Русским посланником, причем русские посланники в Копенгагене имели весьма узкое поприще для проявления своих дипломатических способностей, но имели и имеют очень обширное поприще для проявления своих способностей царедворцев. Так как молодой император никого из дипломатов не знал, то весьма естественно, что его выбор остановился на графе Муравьёве, с которым он, бывая в Дании, встречался. Наконец, графа Муравьёва хорошо знала императрица-мать, которая постоянно бывала и бывает в Дании. Этим объясняется его назначение... Граф Муравьёв был... светский человек и светский забавник, но совершенно другого типа, нежели князь Лобанов-Ростовский. Насколько князь Лобанов-Ростовский был в обществе изящен в своих словах и рассказах и интересен для культурного общества, настолько граф Муравьёв, хотя и был забавен, но забавен плоскими рассказами и манерами. Насколько князь Лобанов-Ростовский был литературно культурный человек, настолько граф Муравьёв был человек литературно малообразованный, если не сказать — во многих отношениях просто невежественный. Кроме того, граф Муравьёв имел слабость хорошо пообедать и во время обеда порядочно выпить. Поэтому после обеда граф Муравьёв весьма неохотно занимался делами и вообще обыкновенно ими не занимался. Относительно занятий он был очень скуп и посвящал им очень мало времени... весьма мало знал и понимал общемировую дипломатию, был весьма в этом молосведущ и вообще мало образован, к тому же он не любил заниматься...». А.П. Извольский, один из преемников Муравьёва на посту министра, писал о льстивости Муравьёва, которая «поддается сравнению только с его поразительным невежеством в государственных делах... Он заявлял всем, кто хотел его слушать, что является только исполнителем воли своего государя и что император, глубокое искусство которого в дипломатических делах он превозносил при каждом удобном случае, совершенно самостоятельно решает все мельчайшие вопросы международной политики».
От брака (с 1871) с княжной Софьей Николаевной Гагариной (1848—1879) имел сына, графа Николая Михайловича (1874—1934), камер-юнкера, и дочь, графиню Софью Николаевну (1873—1901), замужем за дипломатом князем А.В. Дабижа.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz