Пётр Казимирович Мейендорф

8.08.1796 - 9.03.1863


Пётр Казимирович Мейендорф

Действительный тайный советник (с 1854), обер-гофмейстер (с 1857). Из древнего немецкого дворянского рода, представители которого в XVIII в. вступили на российскую службу. Третий сын Рижского (1795-1796) и Финляндского (1803-1807) губернатора, генерала от инфантерии барона Казимира Ивановича Мейендорфа (1749—1823) от брака с Анной-Екатериной Фегензак (1771 —1840). Дядя Ф.К. Мейендорфа. Получив хорошее образование, с молодых лет находился на военной службе, участвовал в заграничных походах русской армии 1813—1814, в частности, в битве под Лейпцигом (4-6.10.1813). В 1817 по болезни уволен от военной службы.
В 1820 причислен к Коллегии иностранных дел и назначен секретарём миссии в Гааге, там же в 1821-1824 и. д. поверенного в делах. С 1824 советник миссии в Мадриде, с 1827 - Вене. В 1832 назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вюртемберге. С 1839 по 1850 состоял чрезвычайным посланником и полномочным послом в Пруссии. Принимал участие в подготовке Лондонского соглашения, закрепившего за Данией обладание Голштинией, и в подготовке Ольмюцкого соглашения 1850 между Пруссией и Австрией. С 1850 по 1854 чрезвычайный и полномочный посол России в Австрии. В 1854 назначен членом Государственного совета и Комитета министров. В 1857 пожалован в обер-гофмейстеры Высочайшего Двора. В декабре 1858 вошел в состав Комитета железных дорог. За службу удостоен высших российских орденов, до ордена Св. Владимира 1-й степ. включительно. Скончался в С.-Петербурге на 67-м году жизни.
Как писал князь П.В. Долгоруков, «один русский сановник прекрасно определил барона Петра Казимировича, сказав о нем: „Барон Мейендорф — человек умный и ученый, он знает все в мире, за исключением России, о которой не имеет никакого понятия". Это очень ловкий дипломат, с его собственной точки зрения, но дипломат старой, и даже очень старой школы, ученик и подражатель тех, кто на Венском конгрессе резали на части нации, чтобы дать столько-то и столько-то тысяч душ тому или иному государю. Для этой школы дипломатов правительство — все, а народы — географическое понятие. Большой поклонник Меттерниха, с которым он встречался в Вене в интимном кругу (баронесса Мейендорф, сестра графа Буоля, была другом детства княгини Меттерних), барон Пётр Казимирович считал Австрию державой, поддержание которой в ее настоящих границах необходимо для Европы, и по этой причине является врагом славянских народностей. Эти две причины сделали его, несмотря на его замечательный ум, чрезвычайно вредным для России во время исполнения им обязанностей посла в Вене; вместо того, чтобы создавать нам симпатии среди славян, он боролся против них с ожесточенной убежденностью... Барон Пётр Казимирович — враг идей либеральных: особенно ему противно равенство перед законом. Он – один из тех, кто думает, что одни дворяне – люди…». По отзыву германского канцлера князя О. фон Бисмарка, Мейендорф был «самое симпатичное, с моей точки зрения, явление среди дипломатов старшего поколения. Он был в свое время посланником в Берлине и по образованию и утонченным манерам принадлежал скорее александровскому времени. В ту пору он благодаря уму и храбрости выбился из положения молодого офицера армейского полка, с которым проделал французские походы, до уровня государственного деятеля, к слову которого внимательно прислушивался император Николай. Гостеприимный дом Мейендорфа как в Берлине, так и в Петербурге был местом, куда приятно было прийти, чему немало способствовала его супруга, по-мужски умная женщина…».
От брака с графиней Софьей Рудольфовной Буоль-фон-Шауенштейн (1800-1868), сестрой австрийского первого министра и министра иностранных дел, имел детей: барона Александра Петровича (1831-1855), убитого под Севастополем во время Крымской войны 1853-1856; барона Рудольфа Петровича (1832-1883), полковника, флигель-адъютанта; Э.П. Мейендорфа.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz