Людовик Ланчинский

1680-17.11.1752


Действительный тайный советник (с 31.12.1741). Происходил из польских дворян, пользовался постоянным покровительством графа П.И. Ягужинского. В русскую службу вступил в марте 1705 переводчиком к графу А.А. Матвееву и при нем состоял до 1715, сопровождая его в его поездках из Гааги в Лондон, Дрезден и Вену; в 1712 сделался лично известен Петру І во время его пребывания в Дрездене. B 1715 Матвеев уехал из Вены в Москву и Ланчинский впервые остался самостоятельным представителем России, с апреля по август 1715. При резиденте А.П. Веселовском 7.01.1717 получил чин секретаря посольства; в начале 1718 был назначен резидентом в Гданьск, затем секретарём посольства в Берлине; в январе 1719 ездил инкогнито к принцу гессен-кассельскому для переговоров с ним по случаю смерти Карла XII, которая открывала для родственников герцога возможность занять шведский престол, а по исполнении этого поручения, за которое получил звание камер-юнкера, был отпущен в Польшу «приватно», как было объявлено, а в сущности для ознакомления с положением дел в Польше и с поручением удерживать Речь Посполитую в союзе с Россией.
В начале 1720 П.И. Ягужинский отправился послом в Вену, чтобы восстановить дружественные отношения с императорским двором, нарушенные арестом и осуждением цесаревича Алексея Петровича. Ягужинский взял с собой Ланчинского. 27.04 они приехали в Вену. 4.05 была аудиенция у цесаря; дружественные отношения были восстановлены и Ягужинский 10.03.1721 покинул Вену; Ланчинский остался министром при императорском дворе, где и прожил до самой кончины. Ему привелось в 1721 начать переговоры с венским двором об императорском титуле русского государя, переговоры, которые не раз прерывались, возобновлялись и им же были доведены до конца в 1744; 15.05.1724 Ланчинский пожалован в камергеры. 6.08.1725 заключен трактат о дружбе; существенную часть его составлял «артикул секретнейший», коим цесарь гарантировал России приобретенные ей от Турции области. Успехи турок в войне с Персией сильно тревожили российское правительство, заключённым Ланчинским трактатом там были очень довольны и 21.09.1725 Ланчинский получил звание действительного камергера и чрезвычайного посланника. С воцарением Анны Ивановны Ягужинский потерял влияние и явились совершенно новые люди, близкие ко двору. Ланчинский был ими отодвинут на второй план: в 1732 в Вену приезжал со специальным поручением К.Х. Бракель, в 1734, для переговоров о союзе против турок, Ф.К. Левенвольде. Но союзный договор о совместных действиях против турок 9.01.1738 был подписан Ланчинским.
С воцарением Елизаветы Петровны Ланчинский 31.12.1741 получил чин действительного тайного советника, а 13.02.1745 был награждён орденом св. Александра Невского. Теперь он вёл все переговоры и сношения с императорским правительством, пользуясь вполне доверием российского правительства. В 1743 Ланчинский потребовал у австрийского правительства наказания для австрийского посла Ботта-д'Адорно, замешанного в Лопухинском деле. В Вене не хотели принимать каких-либо решений, не выслушав Ботты; Ланчинский настаивал, что требование его двора не может быть подвергаемо в подобном случае никакой проверке, а так как австрийское министерство медлило решением, то 31.08.1744, без прощальной аудиенции, Ланчинский выехал в Дрезден. Тогда Ботта был на полгода сослан в крепость Грац, и Ланчинский 20.12 того же года вернулся в Вену. Он принимал живое участие в переговорах, окончившихся уже после его смерти союзом России с Австрией против Пруссии, вполне разделяя мысли канцлера А.П. Бестужева-Рюмина и являясь ревностным исполнителем его предначертаний.

Назад На главную страницу