Николай Павлович Игнатьев

17.01.1832 - 20.06.1908


НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ

Генерал от инфантерии (с 1878), генерал-адъютант (с 1860). Из древнего дворянского рода. Старший сын генерал-адъютанта графа Павла Николаевича Игнатьева от брака с Марией Ивановной Мальцовой. Родился в С.-Петербурге. Образование получил в Пажеском корпусе, по окончании которого в 1849 начал службу корнетом в лейб-гвардии Гусарском полку. В 1851 окончил Военную академию. Служил в лейб-гвардии Гусарском полку, с 1852 состоял при главнокомандующем Гвардейским и Гренадерским корпусами. В 1854 командирован в распоряжение генерал-адъютанта Ф.Ф. Берга, командовавшего войсками в Эстляндии. В 1855—56 дивизионный квартирмейстер 2-й легкой гвардейской кавалерийской дивизии, в 1856 и. о. обер-квартирмейстера Балтийского корпуса. В 1856—57 военный агент (атташе) в Лондоне.
В октябре 1857 послан для переговоров о торговом трактате в Хиву и Бухару. Хивинский хан с недоверием отнесся к русской миссии. Под угрозой смертной казни жителям Хивы запрещалось разговаривать с русскими. Переговоры выдались тяжелыми и безрезультатными. В Бухаре Игнатьев заключил благоприятный для России договор, предусматривавший свободное плавание по реке Амударье русских судов, сокращение в два раза таможенных пошлин на ввозимые товары, учреждение в Бухаре торгового агентства. Бухарский эмир согласился на освобождение русских пленных и выслал по просьбе Игнатьева из Бухары английских агентов. В декабре 1858 посольство Игнатьева возвратилось в Оренбург. Результаты миссии Игнатьева высоко оценили в Петербурге. На отчетной записке Александр II поставил резолюцию: "Читал с большим любопытством и удовольствием. Надобно отдать справедливость генерал-майору Игнатьеву, что он действовал умно и ловко и большего достиг, чем мы могли ожидать".
В 1857 пожалован во флигель-адъютанты к Е.И.В., с 1859 Свиты Е.И.В. генерал-майор. В 1859—61 являлся уполномоченным в Китае для переговоров по поводу ратификации Айгунского договора и разграничения в Приморье. Игнатьев прибыл в Китай в разгар Англо-франко-китайской войны. Китайцы отказались обсуждать с ним спорные и нерешенные вопросы и вновь отвергли военную помощь. Тогда Игнатьев вошел в доверие к англо-французским союзникам. Ему удалось также завоевать высокий авторитет и у высших сановников Цинской империи, чему способствовало влияние русской духовной миссии в Пекине. 4 октября 1860 года Игнатьев прибыл в Пекин. В это время англо-французские войска приближались к городу. Оказавшись в безвыходном положении, великий князь Гун обратился к Игнатьеву с просьбой о посредничестве и примирении с западными державами. Гун обещал "завершить все дела с Россией тотчас по заключении мира" с Англией и Францией. Игнатьев содействовал цинским сановникам на переговорах по заключению Пекинских англо-китайского и франко-китайского договоров. Как писал Николай Павлович Горчакову, китайские сановники "не предпринимали ничего, не спрося предварительного моего мнения и указания, как поступить". Игнатьеву принадлежит огромная заслуга в спасении Пекина с его императорским дворцом и древними историческими памятниками от разрушения. 30 октября был подготовлен текст русско-китайского договора, который был подписан 2 ноября 1860 в Пекине. Россия приобрела территории, частично освоенные ею еще в XVII веке. Договор первыми оценили сибирские купцы. При проезде Игнатьева через Кяхту ему был преподнесен адрес, подписанный более чем 100 купцами Сибири, где выражалась благодарность за попечение об интересах русской торговли.
В августе 1861 — июне 1864 директор Азиатского департамента МИД; вместе с военным министром Д.А. Милютиным выступал за активную политику России на Востоке, что встречало сопротивление министра иностранных дел A.M. Горчакова. Игнатьев мотивировал необходимость наступательной политики в Средней Азии неизбежностью борьбы с Англией. На Балканах главную задачу дипломатии Игнатьев видел в восстановлении позиций России в этом регионе, для чего надо было перейти к поддержке освободительных стремлений балканских народов. Игнатьев призывал также установить постоянные отношения с Китаем.
С 1864 чрезвычайный посланник и полномочный министр, а в 1867—77 посол в Константинополе. Имел значительное влияние на ряд руководящих лиц в турецком правительстве, а также на султана Абдул-Азиза. Был сторонником решительной и независимой политики России в отношении Османской империи. С помощью константинопольских христиан Игнатьеву удалось создать широкую агентурную сеть, благодаря которой он был осведомлен о положении в Османской империи. Среди агентов посла были и турецкие чиновники. Игнатьев считал, что надежды правительства на урегулирование Восточного вопроса с помощью Союза трех императоров безосновательны, поскольку интересы Австро-Венгрии на Балканах противоположны интересам России. По мнению Игнатьева, умиротворение Боснии и Герцеговины можно было осуществить путем прямых русско-турецких переговоров без вмешательства других держав.
Несмотря на разногласия с правительственной линией в балканской политике, которые касались не стратегических, а тактических вопросов, Игнатьев проработал в Стамбуле почти 13 лет - до начала Русско-турецкой войны. Он участвовал в переговорах, связанных с созданием Румынии, в урегулировании критского вопроса и многих других, касавшихся национально-освободительного движения на Балканах. За действиями российского посла внимательно следили европейские политики. Француз Л. Гамбетта говорил: "Игнатьев представляется человеком будущего в России. Я его считаю самым проницательным и самым активным политиком нашего времени".
Летом 1875 года в провинции Османской империи Боснии и Герцеговине вспыхнуло народное восстание. Затем оно перекинулось в Болгарию. В декабре 1876 года представители держав собрались в Стамбуле на конференцию по Восточному вопросу. Россию представлял Игнатьев, избранный старшиной делегатов. По его указанию русским дипломатом А.Н. Церетелевым и секретарем американской миссии Ю. Скайлером был разработан "проект-максимум", предусматривающий административную автономию Болгарии с христианским губернатором. На случай возражения со стороны Англии Игнатьев разработал "проект-минимум", по которому Болгария делилась на две автономные провинции - западную и восточную.
В ходе предварительного совещания выяснилось, что англичане и австрийцы решительные противники единой Болгарии. Игнатьев, сделав некоторые уступки, добился принятия "проекта-минимум". При этом он умело использовал разногласия между английскими представителями - послом Г. Эллиотом и министром иностранных дел маркизом Солсбери, которого ему удалось привлечь на свою сторону. Границы предполагаемой Болгарии, хотя и разделенной, включали в себя территорию, на которой проживало большинство болгарского народа. Однако не успела еще конференция завершить свою работу, как Турция обнародовала конституцию, содержавшую декларацию о политических свободах. Таким образом, работа конференции фактически лишалась смысла, и представители держав покинули турецкую столицу.
12 апреля 1877 Россия объявила войну Турции. Игнатьев считал, что этот шаг следовало сделать еще летом 1876, когда Турция не была к ней готова и ее армия воевала с Сербией и Черногорией. "Вместо этого теряли время, а потом начали мобилизацию. Сказали "иду на вас", а сами ни с места. Турки стали готовиться, закупать оружие в Англии и Америке (я достал и представил все контракты), на наших глазах подвозили арабов, египтян, а мы все ждали", - с горечью говорил он впоследствии. Во время войны Игнатьев был прикомандирован к свите царя и находился в Румынии, а затем в Болгарии. Он принимал участие в обсуждении разнообразных дипломатических вопросов в Главной квартире (ставке).
После падения Плевны в конце ноября 1877 года военно-политическая обстановка изменилась в пользу России. Разработка условий мира с Турцией была поручена Милютину и Игнатьеву. В проектах мирного договора, составленных в начале декабря, Игнатьев шел значительно дальше решений Константинопольской конференции. Помимо создания независимых княжеств Румынии, Сербии и Черногории и значительных территориальных приращений к ним предусматривалось создание Большой Болгарии с выходом к Черному и Эгейскому морям. 5 января 1878 года проект договора, представленный Игнатьевым, обсуждался на совещании у царя и получил одобрение.
Предварительные переговоры о мире начались в Адрианополе 31 января. На них встретились министр иностранных дел Турции Савфет-паша и русские уполномоченные - Н.П. Игнатьев и А.И. Нелидов. Переговоры продолжались ежедневно по нескольку часов. Игнатьев через своих старых сотрудников и агентов выяснил, что в военном отношении турецкая армия была уже бессильной, а в султанской столице царил разброд. Савфет-паша всячески стремился затянуть переговоры, по любому вопросу требовал времени для консультаций с Портой. Особенно ожесточенные споры вызвали вопросы о границах Болгарии, Сербии и Черногории. 13 февраля мирные переговоры продолжились в местечке Сан-Стефано, в 12 километрах от Стамбула. Давление Игнатьева на турок усилилось, несколько раз он угрожал прервать переговоры. Перспектива возобновления военных действий заставила турок смириться: они приняли подавляющее большинство русских требований.
19 февраля 1878 в Сан-Стефано был подписан прелиминарный договор, завершивший войну России и Турции. Сербия, Черногория и Румыния получали независимость. Болгария, включавшая Македонию, становилась автономным княжеством. России возвращалась Южная Бессарабия, а на Кавказе она получала города Батум, Карс, Ардаган и Баязет. Позднее Игнатьев отмечал, что ему "было очень тяжело подписать договор, именуемый прелиминарным, в сознании, что оный не соответствует тому идеалу, на осуществление которого я положил столько трудов в течение 14 лет своей жизни". России предстояло обсудить статьи, "имеющие европейский интерес", на конгрессе европейских держав. Правительство попыталось договориться с противниками порознь, начав с Австро-Венгрии. В марте 1878 в Вену для переговоров отправился Игнатьев. Однако он мало подходил для этой роли, поскольку был непримиримым врагом Австрии. Дипломат вернулся в Петербург, не добившись уступок со стороны Вены. На этом его дипломатическая карьера завершилась.
В 1879—80 назначался Нижегородским генерал-губернатором (на время проведения ярмарки). С января 1881 присутствовал в Департаменте законов Государственного совета. В марте — мае 1881 министр государственных имуществ, а в мае 1881 — мае 1882 министр внутренних дел. При прямом участии Игнатьева была основана «Священная дружина», при нем изданы 3 марта 1882 временные правила о евреях, ограничившие право их жительства вне городов и местечек, с запрещением аренды недвижимых имуществ; он выдвинул вопрос о крестьянских переселениях, была создана комиссия по реформе местного управления. И. попытался привлечь представителей общественности к решению ряда вопросов. Предложил проект возрождения старинных форм «народного представительства» в виде Земского собора, что вызвало противодействие К.П. Победоносцева и М.Н. Каткова («Московские ведомости»).
После отставки с поста министра заседал в Государственном совете. В 1883 избран председателем Общества для содействия развитию русской промышленности и торговли, в 1888 — председателем Славянского благотворительного общества. Состоял почетным членом Русского географического общества (с 1882), Вольного экономического общества (с 1894), Николаевской академии Генерального штаба (с 1897). Удостоен всех высших российских орденов, до ордена Св. Апостола Андрея Первозванного включительно. По словам его племянника графа А.А. Игнатьева, «закончил он жизнь полунищим, разорившись на своих фантастических финансовых авантюрах. Владея сорока имениями, разбросанными по всему лицу земли русской, заложенными и перезаложенными, он в то же время, как рассказывал мне отец, был единственным членом Государственного совета, на жалованье которого наложили арест». Скончался на 77-м году жизни в селе Круподерницы Киевской губернии; похоронен там же.
Игнатьев— видный дипломат и государственный деятель. Он один из немногих дипломатов, которые пытались проводить в жизнь принципы так называемой национальной внешней политики, направленной на активизацию действий России на международной арене и возрождение ее былого внешнеполитического могущества. Он был человеком действия, энергичным, общительным и красноречивым. А.А. Игнатьев характеризовал своего дядю: «Это человек кипучей энергии, большого дипломатического ума, страстной убежденности в своих целях. Он с редкостным упорством и темпераментом пытался, несмотря на сопротивление западных держав, с одной стороны, и министра иностранных дел Горчакова, поддержанного самим царем, с другой обеспечить полную самостоятельность русской политики на Босфоре, в Герцеговине и Болгарии, укрепить роль России как крупной европейской державы». Говоря о личности Игнатьева, многие современники подчеркивали его неуемную, «необыкновенную, какую-то ненасытную потребность во лжи». Статс-секретарь А.А. Половцов неоднократно отмечает в дневнике, что Игнатьев «по обыкновению лжет немилосердно», «по обыкновению беспощадно врет». Он получил даже прозвище Брехун-паша. По словам сенатора Е.М. Феоктистова, «он лгал вследствие потребности своей природы, лгал, как птица поет, собака лает, лгал на каждом шагу без малейшей нужды и расчета, даже во вред самому себе... Я ни минуту не сомневаюсь, что у Николая Павловича была натура совершенно родственная Ноздреву, что он вполне олицетворял собой этот тип гоголевского героя...».
От брака (с 1862) с княжной Екатериной Леонидовной Голицыной (1842—1917), дочерью камергера князя Л.М. Голицына (правнучкой генерал-фельдмаршала светл. князя М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского), кавалерственной дамой ордена Св. Екатерины, имел 8 детей: Павла Николаевича (1863—1865); Леонида Николаевича (1865—1943), полковника; Марию Николаевну (1868—1950-е), фрейлину; Екатерину Николаевну (1869—1914), фрейлину; Павла Николаевича (1870—1945), шталмейстера, в 1915—1916 министра народного просвещения [после Октябрьской революции эмигрировал в Канаду. Его сын Георгий Павлович (Джордж Игнатьефф, 1913-1989) находился на дипломатической службе Канады как посол в Югославии (1956-1958) и постоянный представитель при НАТО (1963-1966) и ООН (1966-1969, в 1968-1969 председатель Совета Безопасности ООН). Сын Георгия Павловича, Михаил Георгиевич (Майкл Грант Игнатьефф, р. 1947), в 2008-2011 был лидером Либеральной партии Канады]; Николая Николаевича (1872—1962), флигель-адъютанта Е.И.В., в 1914—1915 командовавшего лейб-гвардии Преображенским полком, с 1915 генерал-майора; Алексея Николаевича (1874—1948), камергера, в 1915—1917 Киевского губернатора; Владимира Николаевича (1879—1905), лейтенанта флота, погибшего в Цусимском сражении.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz