Юрий Александрович Головкин

4.12.1762 - 21.01.1846


Юрий Александрович Головкин

Действительный тайный советник (с 1804). Из рода графов Головкиных (последний его мужской представитель). Правнук государственного канцлера графа Г.И. Головкина; внук его старшего сына, графа А.Г. Головкина, внучатый племянник М.Г. Головкина и И.Г. Головкина. Двоюродный брат Ф.Г. Головкина. Сын графа Александра Александровича Головкина (1732-1781) от брака с баронессой Вильгельминой-Юстиной фон Мосгейм (ум. 1824). Родился в Лозанне (Швейцария). Получил блестящее, но поверхностное образование в Париже. В начале 1780-х гг., после смерти отца, возвратился вместе с двоюродными братьями в Россию. Произведя выгодное впечатление на императрицу Екатерину II, зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк, где в августе 1782 произведен в прапорщики, а в 1784 пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора.
В 1787 сопровождал Екатерину II в ее путешествии в Крым. В 1792 пожалован в действительные камергеры; выполнял ряд дипломатических поручений. В декабре 1796 император Павел I назначил его сенатором и одновременно произвел в чин тайного советника. С января 1800 по январь 1820 обер-церемониймейстер. В ноябре 1800 — августе 1807 президент Коммерц-коллегии. В царствование императора Александра I в январе 1803 уволен, согласно прошению, для путешествия за границу на два года. В декабре 1804 произведен в действительные тайные советники. В феврале 1805 отправлен с особой миссией в Китай, целью которой являлось установление прочных торговых отношений между Россией и Китаем. Состав посольства Головкина насчитывал свыше 300 человек. Еще в пределах России Головкин получил протест китайских властей против многочисленности свиты и должен был ее сократить. Посольство добралось только до Урги, где Головкину были предъявлены такие требования относительно церемониала его приема, что он счел их неприемлемыми и возвратился в Сибирь. Неудача миссии возбудила неудовольствие императора Александра I, и Головкину долго пришлось прожить в Иркутске, прежде чем ему дозволили вернуться в С.-Петербург (декабрь 1806). В 1807—1813 числился в отпуске, живя за границей. В 1808 по поручению императрицы Марии Фёдоровны занимался делом сватовства ее дочери вел. княжны Екатерины Павловны. В 1813 возглавил комиссию для раздачи пособий пострадавшим от неприятеля в Отечественную войну. В декабре 1814 — ноябре 1818 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Штутгарте (Вюртемберг), а в ноябре 1818 — сентябре 1822 — в Вене. В 1822—1831 вновь находился в заграничном отпуске.
В августе 1831 император Николай I, благоволивший к Головкину, пожаловал его в обер-камергеры Высочайшего Двора. В январе 1832 назначен членом Государственного совета; в 1832—1839 присутствовал в Департаменте законов Государственного совета. В апреле 1832 назначен старшим членом Комитета призрения заслуженных гражданских чиновников. Одновременно с марта 1834 и до конца жизни состоял попечителем Харьковского учебного округа (назначение Головкина в Харьков состоялось по его собственному желанию ввиду того, что он владел обширными имениями в Харьковской губернии и вследствие разговора, который он имел с Николаем I по поводу английских университетов). Попечителем учебного округа Головкин был лишь номинальным, свидетельствовал современник. «Он был тогда дряхлым стариком, больше проживал за границей, чем в Харькове, но с тем же либеральным складом ума, каким отличались люди Екатерининского века, которому он вполне принадлежал. Сделал ли он что-нибудь существенно полезного для университета — не знаю; но студентов он очень любил и весьма благодушно смотрел на проказы молодежи. Будучи старше министра Уварова чином и летами, он, кажется, был с ним в каком-то „контре". Это обстоятельство и личное уважение, которое оказывал император престарелому вельможе, имели хорошее влияние на университет. Последний жил своей жизнью, никем не затрагиваемый! Не только местная губернская администрация, но и генерал-губернатор... из боязни оскорбить престарелого графа, не касались университета; даже приснопамятный своею сварливостью и придирчивостью тогдашний харьковский епископ Смарагд Крыжановский его побаивался». В 1834 Головкин был избран почетным членом Петербургского университета. В июне 1837 уволен в отпуск на неопределенное время; в июле 1840 вновь уволен в бессрочный отпуск, а в мае 1842 дозволено ему остаться за границей бессрочно, впредь до излечения болезни. По возвращении его из-за границы в июле 1843 продолжен был отпуск, впредь до поправления здоровья. Удостоен всех высших российских орденов: Св. Анны 1-й степ. (1799), Св. Владимира 2-й степ. (1813), Белого Орла (1834), Св. Александра Невского (1801), Св. Владимира 1-й степ. (1840), Св. Апостола Андрея Первозванного (1834). Скончался в возрасте 83-х лет в своем майоратном имении Константиново Роменского уезда Харьковской губернии, где и похоронен. Незадолго до смерти он учредил заповедное имение из 8 тыс. душ крестьян.
По свидетельству современников, Головкин был воплощением типа вельможи XVIII века. Высокого роста, тучный, величавый, с большим, гладко выбритым лицом, орлиным носом и умными глазами, с густыми седыми волосами, зачесанными по моде времен Екатерины II, он всегда был одет изысканно, но по-старинному, носил чулки и башмаки с необыкновенно красивыми пряжками и опирался на трость с драгоценным набалдашником. К каждому и своих гостей (сам он почти ни у кого не бывал) он обращался с любезным приветствием. Во всем он соблюдал обычаи прошлого и даже в преклонном возрасте продолжал волочиться за женщинами. До конца дней он оставался дореволюционным французом, отличаясь французскими любезностью, самонадеянностью и легкомыслием. По словам Ф.Ф. Вигеля, «с поверхностными познаниями, кои он имел, мог он в обществе, где никогда не углубляются в обсуждаемый предмет и скользят по нему, казаться сведущим во всех науках. Только в делах это было все ничтожество русских знатных господ новейших времен. Зато что за выход, что за важность, что за представительность!». Воспитанный за границей, он никогда не мог выучиться правильно говорить по-русски. По свидетельству князя П.В. Долгорукова, «в царствование императора Павла он был сенатором и когда в том департаменте Сената, где он заседал, какой-то процесс был решен неправильно, все сенаторы этого департамента получили выговоры „за исключением,— как было сказано в Высочайшем указе,— тайного советника Головкина, по той причине, что он не знает русского языка, причем указать ему на необходимость изучить этот язык как можно скорее"».
От брака с Екатериной Львовной Нарышкиной (ум. 1820), дочерью обер-шталмейстера Л.А. Нарышкина, имел единственную дочь, графиню Наталью Юрьевну (1782—1860), бывшую замужем за членом Государственного совета, сенатором, тайным советником светл. князем А.Н. Салтыковым (1775—1837). Ей, в качестве дочери последнего в роде графа Головкина, в июле 1845 дозволено именоваться светл. княгиней Салтыковой-Головкиной. Заповедное имение графов Головкиных, пройдя через роды князей Салтыковых и князей Голицыных, в конце XIX в. перешло к дворянскому роду Хвощинских, представителю которого в 1895 разрешено именоваться графом Головкиным-Хвощинским.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz