Николай Карлович Гирс

9.05.1820 - 14.01.1895


Николай Карлович Гирс

Действительный тайный советник (с 1878). Из дворянского рода шведского происхождения. Родился близ города Радзивилов Кременецкого уезда Волынской губернии в семье почтмейстера Радзивилова Карла Карловича (Карла-Фердинанда) Гирса (1777—1835) от брака с Анной Петровной Литке, сестрой адмирала графа Ф.П. Литке. Дядя А.А. Гирса. Образование получил в Царскосельском лицее, который окончил в 1828 с чином 10-го класса. Избрав дипломатическое поприще, в октябре 1838 поступил на службу в Азиатский департамент МИД. Изучал восточные языки и историю Востока, знакомился с находившимися в департаменте документами, касавшимися отношений России со странами Востока. С 1841 младший драгоман (переводчик) при российском консульстве в Яссах. В 1848—1850 дипломатический чиновник при командовании русских войск в Трансильвании. С 1850 1-й секретарь российской миссии в Константинополе (Турция), с 1851 по 1853 управлял консульством в Молдавии.
В 1853—1854 директор канцелярии полномочного комиссара в княжествах Молдавии и Валахии. В 1855—1856 состоял при Новороссийском и Бессарабском генерал-губернаторе. В 1856—1858 генеральный консул в Египте, в 1858—1863— в Молдавии и Валахии. В 1863—1869 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Персии; умело противодействовал влиянию Англии. В 1869—1872 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Швейцарии. В 1872—1875 чрезвычайный посол и полномочный министр при короле Швеции и Норвегии.
С декабря 1875 товарищ министра иностранных дел, сенатор и одновременно управляющий Азиатским департаментом МИД на правах директора. Один из ближайших сотрудников канцлера кн. A.M. Горчакова (жена Гирса - родная племянница канцлера), Гирс неоднократно, во время отсутствия канцлера, управлял министерством (а с 1879 фактически руководил МИД). В 1878—1881 внешнюю политику России во многом формировал военный министр граф Д.А. Милютин (по основным положениям Гирс поддерживал его позицию). В декабре 1876 избран почетным членом Петербургской АН. С 1879 статс-секретарь Е.И.В.
С марта 1882 министр иностранных дел и член Государственного совета. Обладая большим опытом практической работы, проводил стратегическую линию, отличавшуюся сдержанностью, осторожностью, склонностью к поиску компромиссных решений. Считал, что война и её последствия будут пагубными для самодержавия. В сближении России с Германией и Австро-Венгрией видел надёжное средство сохранения мира. Стремился сохранить Союз трех императоров, присутствовал на четырех встречах императоров России, Австро-Венгрии и Германии в 1879, 1881, 1884, 1885. Последним успехом этой политики Гирса явилсь заключение в 1887 «перестраховочного договора». Политика Гирса подвергалась критике со стороны как военного министерства, так и видных дипломатов (П.А. Сабуров, Н.П. Игнатьев, А.Г. Жомини), а также весьма влиятельного редактора газеты «Московские ведомости» М.Н. Каткова; антигермански настроенные круги в России ставили в упрек Гирсу его нерусское происхождение и лютеранское вероисповедание (хотя женат он был на православной, его дети были православные). Император Александр III, поддерживая действия Гирса, ничего не предпринимал для поднятия престижа министра в глазах общества. После охлаждения русско-германских отношений после отставки канцлера О. Бисмарка и назначения на этот пост Л. Каприви (1890) Гирс признал необходимость сближения с Францией, хотя лично был против этого и считал в недалёком прошлом его «равным самоубийству». Участвовал в поэтапном оформлении русско-французского союза (дипломатическое соглашение 1891, военная конвенция 1893, подписанная Гирсом лишь по прямому указанию Александра III).
Поддерживал ориентацию российской внешней политики на продвижение в Азии. В продвижении России в Азию Гирс видел, во-первых, возможность некоторого возмещения за ближневосточные неудачи 1878, а во-вторых, известное средство ослабления позиций Англии не только в Азии, но и в Европе. Вместе с тем он опасался серьёзного обострения русско-английских отношений и в 1885 приложил немало усилий для того, чтобы избежать военного столкновения с Англией. Удостоен всех высших российских орденов, в том числе Св. Александра Невского (1883), Св. Владимира 1-й степ. (1888), Св. Апостола Андрея Первозванного (1894). В 1893—1894 в связи с болезнью не играл активной внешнеполитической роли. Скончался в С.-Петербурге на 75-м году жизни.
По свидетельству современников, Гирс отличался добротою, мягкостью, доступностью, вежливым и ласковым обращением, необыкновенной, чарующей любезностью. Как отмечал граф С.Ю. Витте, «Гирс был прекрасный человек, очень уравновешенный, спокойный, смирный. В тех случаях, когда мне приходилось с ним сталкиваться, мои отношения всегда с ним были самые лучшие; вообще я от него ничего, кроме разумных вещей, не слыхал... Государь император ему доверял и его любил. Гирс был человек осторожный, дипломат, человек со средними способностями, без широких взглядов, но опытный. Он как раз подходил, чтобы быть министром иностранных дел при таком императоре, как... Александр III. Император Александр III как-то раз сам так выразился: „Сам себе я министр иностранных дел". Александр III относился к Гирсу как к секретарю по иностранным делам, хотя это нисколько не исключало того, что иногда император Александр III слушал Гирса, когда он видел, что Гирc делает ему какие-нибудь указания, которых он не имел в виду...». Один из ближайших сотрудников Гирса, впоследствии министр иностранных дел, граф В.Н. Ламздорф писал: «Работая с г-ном Гирсом, чаще всего приходилось догадываться. Он не любил ни ставить точки над i, ни применять четкие формулировки. Его мысль, зачастую более глубокая, прощупывала обширную область непредвиденного, а присущая ему крайняя осторожность заставляла отдавать предпочтение выражениям, несколько расплывчатым и смягченным. И, что самое главное, он не умел или, скорее, не хотел кратко подытожить свои мысли, усвоив печальную привычку прикрывать их целой кучей сетований, жалоб и опасений, не имеющих прямого отношения к делу. По любому поводу он говорил: „Как это меня печалит", „Дело идет плохо" и т. п. Иногда, уходя от него, я чувствовал, как у меня... опускаются руки». Статс-секретарь А.А. Половцов, в целом негативно относившийся к Гирсу, наблюдая его на заседаниях Государственного совета, писал: «Гирс, как испуганный заяц, прячется в свое кресло и даже закрывает лицо рукою. По делам внешней политики говорить не приходится, но если в том является необходимость, то Гирс высказывает уклончивые мысли в застенчивой форме и самой неправильной русской речью».
Женат (с 1852) на княжне Ольге Егоровне Кантакузиной (1830—1903), дочери полковника князя Е.М. Кантакузина от брака с княжной Е.М. Горчаковой (сестрой канцлера светл. князя A.M. Горчакова). Их дети: Владимир Николаевич (1851-1852); Н.Н. Гирс; М.Н. Гирс; Александр Николаевич (1861—?), камергер, Енисейский губернатор (1906—1909); Константин Николаевич (1864—1940), церемониймейстер; Наталья Николаевна (1850—1885), фрейлина; Ольга Николаевна (1854—?), замужем за румынским дипломатом (в 1896—1912 посланником в России) Г. Розетти-Солеску; Вера Николаевна (1872-?), фрейлина.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz