Андрей Фёдорович Будберг

8.01.1817 - 28.01.1881


Андрей Фёдорович Будберг

Действительный тайный советник (с 1867). Из древнего дворянского рода. Сын барона Теодора-Оттона фон Будберга (1779 - 1840) от брака с Еленой Андреевной фон Будберг (ум. не ранее 1825), дочерью А.Я. Будберга. Родился в Риме. Воспитывался сначала в пансионе в Эстляндии, а затем окончил Петербургский университет со степенью действительного студента. 17.10.1841 начал службу в Департаменте внешних сношений МИД. 8.07.1842 назначен 3-м секретарем канцелярии вице-канцлера графа К.В. Нессельроде. 11.06.1845 назначен младшим секретарем российской миссии во Франкфурте-на-Майне, 16.12.1846 занял должность старшего секретаря, а 1.01.1848 – и. д. поверенного в делах. 13.06-1.09.1849 и. д. поверенного в делах в Берлине, а в январе 1850 назначен советником российской миссии в Берлине.
6.12.1851 получил чин статского советника и назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Пруссии и одновременно в вел. герцогствах Мекленбург-Шверине и Мекленбург- Стрелице. С 3.01.1852 по 8.06.1855 заведовал также российской дипломатической миссией в Ганновере. В мае 1852 получил чин действительного статского советника. Русской миссией в Берлине Будберг начал управлять во время острого кризиса, когда между Пруссией и Австрией едва не началась война. Будберг сразу же сблизился с консервативною придворною партией, старавшейся поддерживать, вместе с консервативными преданиями во внутренней политике, также и традиционную дружбу Пруссии с Россией. В это время Будберг стремился к поддержанию тесного единения России с Пруссией и Австрией, на котором основывалось как проведение охранительных принципов имп. Николая I, так и связанное с ними в то время политическое могущество России; впоследствии, при изменившемся политическом положении, программа Будберга стала совершенно иной. В 1850 война между Пруссией и Австрией положила бы конец охранительному союзу трех восточных монархий; Будберг направил всю свою энергию на то, чтобы удержать Пруссию от столкновения. Соглашение между Пруссией и Австрией состоялось в Ольмюце, ценою уступок не только с прусской, но отчасти и с австрийской стороны; влияние России значительно способствовало мирному исходу. 10 мая 1852, по случаю пребывания имп. Николая І в Берлине, Будберг получил чин действительного статского советника.
Едва улеглись вызванные революционным движением смуты, как начались новые замешательства вследствие установления во Франции Второй империи, за которым последовала Восточная война. Во время войны судьба России зависела от того, какое положение займут Австрия и Пруссия. Кн. А.М. Горчаков защищал русские интересы в Вене, Будберг — в Берлине; среди борьбы противоположных влияний в берлинских придворных сферах, при неустойчивом характере короля Фридриха-Вильгельма IV, Будберг, пользуясь содействием консервативной партии (так называемой «партии Крестовой Газеты») и начинавшего свое дипломатическое поприще Бисмарка, и стараясь постоянно противодействовать враждебным России либералам, неусыпно заботился о том, чтобы не дать Пруссии перейти на сторону врагов. Будберг занимал передовую позицию в борьбе России против Западной Европы, и на него обрушивалась французская печать, считая его одним из виновников бездействия Пруссии; важность деятельности его в Берлине обнаруживается в его характеристике, сделанной врагами России. В «Revue des deux Mondes» писалось: «Будберг — один из чистейших представителей той русской дипломатии, которая высокомерна и повелительна. Он щеголял несдержанными и резкими замашками; он был неистощим в преувеличенных восхвалениях могущества своего повелителя: он старался ослеплять показными приемами, движением курьеров, пароходов, специальных поездов, пускаемых на всех парах; он принимал тон и вид превосходства, которые обличали бы представителя преобладающей державы. При его презрении к Мантейфелю [глава правительства Пруссии], все его симпатии и ласки принадлежали Крестовой партии. Он создал себе связи среди самых интимных приближенных короля, которые доводили до его сведения о самых секретных актах королевского правительства и дозволяли ему достигать до слуха Фридриха-Вильгельма над головою его министра». На исходе Крымской войны, еще до заключения мира, обнаружилось уже сближение между Францией и Россией. Охранительная система союзов была разрушена войной и переходом Австрии на сторону врагов; с тех пор Будберг становится решительным поборником идеи франко-русского союза. «Будберг уже гордится и радуется по поводу союза с Францией, он говорит, что это никаким образом не предполагает наступательных действий», — писал о нем в своих «Воспоминаниях» 1 февраля 1856 главный представитель Крестовой партии, Э.Л. Герлах.
После окончания войны и заключения Парижского мира (1856) Будберг становится решительным сторонником франко-русского союза. В апреле 1856 получил чин тайного советника, а 7.07.1856 занял пост посла в Вене. Первые годы после заключения мира австрийская политика, руководимая министром иностранных дел графом К.Ф. Буоль-Шауэнштейном, была резко враждебна России. Буоль старался пользоваться обессилением России, чтобы по возможности разрушать все, созданное ею на Востоке, и вредить восточно-христианским народностям. Сношения Будберга с Буолем имели характер явной борьбы.
8.02.1858 Будберг был назначен посланником на прежнее место — в Берлин и одновременно аккредитован при великих герцогах мекленбург-шверинском и мекленбург-стрелицком. Как раз тогда, в первое время управления принца-регента (затем короля) Вильгельма, появляется у власти та именно партия, с которой во время Крымской войны Будбергу приходилось вести ожесточенную борьбу. В это самое время с ним часто виделся английский представитель в Берлине, лорд Лофтус. Он дал в своих воспоминаниях такой отзыв о Будберге: «Он был способнейшим из русских дипломатов. Он был даровит и приятен в разговоре и в общественных сношениях, с некоторым юмором и с известною саркастическою жилкою». В 1862 политическое влияние и инициатива Будберга привели к крупному результату: новому скреплению дружбы между Францией и Россией, после двухлетнего охлаждения, вызванного снисхождением Наполеона III к революционным движениям на европейском материке и неблагоприятною для русских интересов французской политикой на востоке. На совещаниях Будберга с французским представителем в Берлине был рассмотрен вопрос о признании Италии со стороны России королевством, ценою которого совершилось бы общее сближение России и Франции; вслед за тем Будберг был отправлен с особым поручением в Париж, и вследствие переговоров его с французским правительством Россия признала итальянское королевство. Эта миссия Будберга не привела к прочному франко-русскому союзу; но временно в 1862, в момент кризиса на Балканском полуострове, когда турки обстреливали Белград и подступили к Цетинье, Будбергу удалось добиться более благоприятных действий французской дипломатии на Востоке, что способствовало благополучному для христианских народностей исходу кризиса.
3.11.1862 Будберг был назначен послом в Париж. Еще в декабре 1862 Будберг сообщил парижскому префекту полиции, что в Париже находятся главари польского заговора, и, по его просьбе, были арестованы агенты восстания, закупавшие оружие. Будберг думал, что напали на след центрального комитета, на деле же арестована была лишь военная комиссия. Восстание вспыхнуло и в середине 1863 едва не привело к новой войне между Францией и Россией. Система франко-русской дружбы рушилась; промежуток времени от 1863 до 1866 был периодом наиболее натянутых отношений между Россией и Францией; на востоке французская политика стала систематически враждебной по отношению к России. Будберг с неустанной энергией отстаивал русские интересы против неприязненных стремлений отшатнувшегося от России Наполеона III и его министра иностранных дел Э. Друэн-де-Люиса. Но в эти годы, в противоположность некоторой части русской дипломатии, Будберг защищал ту мысль, что интересы России лучше всего охранялись бы через соглашение с Францией. Торжество Пруссии в 1866 привело к новому сближению между Францией и Россией. Будберг, казалось, достиг цели своих стремлений: Франция нуждалась в дружбе России на случай войны с германскими государствами, Россия нуждалась в содействии Франции ввиду крайнего обострения на Востоке. Однако, заботясь о сближении с Россией, Наполеон III в то же время не возлагал на это сближение столько надежды, чтобы ради него жертвовать неблагоприятною для России дружбой с Австрией и преобладающим положением Франции на Востоке. Руководящей мыслью французской политики на Востоке была идея о «слиянии племен под общим уровнем материального прогресса» и «совместного развития мусульманского и христианского элементов»; французская дипломатия стремилась к общему возрождению Оттоманской империи, с единообразным подчинением всего населения централистическим учреждениям по европейскому образцу; ее целью было обезличение христианских народностей, создание единой безразличной массы левантинцев, подчиненных французской материальной культуре и французскому капиталу, которому стараниями наполеоновской дипломатии открывался на Балканском полуострове самый широкий простор. Эта политика была совершенно несовместима со стремлениями России. Сближаясь с Россией, Наполеон III не менял основного направления своей политики на Востоке. Горчаков, со своей стороны, не желал жертвовать ради ненадежной дружбы Наполеона другими опорами русской политики. Иные из числа русских дипломатов, желавшие более агрессивной политики, стояли против соглашения с Францией. Наоборот, Будберг находил, что лучшим средством к успеху было бы решительное сближение с Францией. Он полагал, что русская политика должна иметь две цели: борьбу против объединения Германии и разрешение Восточного вопроса. В шестидесятых годах он считал необходимым для той и другой цели содействие Франции. По его мнению, Россия должна была бы прямо предложить Наполеону III союз, который и его оградил бы от опасности со стороны Пруссии, и России дал бы возможность, в союзе с ним, остановить рост Пруссии. Обеспеченный русским союзом, Наполеон III не нуждался бы в сделках с противниками России, и с его помощью Россия достигла бы своих целей и на Востоке. Решительная программа Будберга не разделялась А.М. Горчаковым, который осторожно искал среднего пути между крайностями. Будберг энергично отстаивал свою точку зрения, и доклады его неоднократно вызывали одобрение имп. Александра II. В начале 1867 Будберг решился на смелый шаг: он по собственной инициативе намекнул французскому правительству на возможность и желательность союза с Россией. Но Горчаков не допустил развития переговоров в этом направлении. Между тем осторожная политика Горчакова дала лишь неполные результаты: присоединения Крита к Греции, которого тогда добивалась Россия, достигнуть не удалось. В конце 1867 в Петербурге ходили слухи, что Горчаков будет заменен более молодым дипломатом, Будбергом или иным. В начале 1868 в Петербург приехали Будберг и посол в Константинополе генерал-адъютант Н. П. Игнатьев и совещались с Горчаковым в присутствии императора. В результате русская политика осталась на пути, указанном Горчаковым. За дипломатическую деятельность удостоен ряда высших российских орденов, в том числе Св. Анны 1-й степ. (1852), Белого Орла (1862), Св. Александра Невского (1864). В апреле 1867 получил чин действительного тайного советника.
В январе 1868 префект парижской полиции сообщил Будбергу о том, что русский подданный барон Рудольф Мейендорф «весьма причудлив и подвержен раздражениям, доводящим его без всяких побудительных причин до насильственных действий». Префект выражал опасение «за нормальное состояние его умственных способностей». Посол направил Мейендорфу письмо, в котором указывал на недопустимость его поведения, недостойного русского офицера. В ответ на это Мейендорф совершил нападение на Будберга. Посол рассматривал это нападение, как результат ненормальности Мейендорфа, о чем и сообщил в МИД. Мейендорф, находясь в Лондоне, напечатал в одной из газет заключение лондонских врачей о том, что «он страдает сильным раздражением сердца, но находится в здравом уме». Будберг, сочтя себя оскорбленным, вызвал Мейендорфа на дуэль, которая состоялась в Мюнхене. Следствием дуэли явился конец дипломатической карьеры Будберга: 10.04.1868 он был уволен, по прошению, от должности посла, с оставлением в ведомстве иностранных дел, в мае того же года назначен членом Государственного совета. 11 апреля 1879 назначен членом Верховного уголовного суда для рассмотрения дела о покушении А.К. Соловьёва на имп. Александра II. С 28.03.1873 действительный член Русского исторического общества. Скончался в С.-Петербурге в возрасте 64-х лет.
Характеризуя его, П.В. Долгоруков писал: «Барон Будберг — человек умный, и даже очень умный; но он прежде всего и главным образом — барон Прибалтийского края... Надменный по характеру, по существу прямолинейный и резкий, он умеет ухаживать, льстить, ласкать, быть вкрадчивым, если это может быть ему полезно; но когда пройдет необходимость изгибаться, он с удовольствием возвращается к своему естественному состоянию и ломает и бьет все, что попытается ему противиться. Его политический портрет сводится к двум словам: это — лисица-тигр». По словам Б.Н. Чичерина, он был «человек умный, сметливый, живой, но интриган и неразборчивый на средства».
От брака с Марией Петровной Убри (1819 - 1913), дочерью П.Я. Убри, имели детей: Петра Андреевича (1849 - 1879), подполковника; Марию Андреевну (1847 - 1917), фрейлину, замужем за кн. В.Н. Гагариным; Ф.А. Будберга; Александра Андреевича (1853 - 1914).

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz