Семён Аврамов

1696 - .01.1735


Коллежский секретарь (с 1723). Был крепостным астраханского коменданта М.И. Чирикова, владел персидским языком. В 1716 через Астрахань в Персию проезжало посольство А.П. Волынского. Недовольный своим переводчиком — «дураком и пьяницей» — Волынский взял с собой Аврамова. На переговорах с персидскими вельможами Аврамов оказался наблюдательным, коммуникабельным, умело добывал нужную информацию, поэтому при отъезде в сентябре 1717 из Исфахана Волынский оставил его в иранской столице. В задачи Аврамова входило собирать сведения, относящиеся к торговле, и опекать купцов. Также Аврамов информировал Петра I о всех событиях, происходящих в Иране. В начале 1718 вернулся домой вместе с посольством, однако Пётр I снова отправил его консулом в Исфахан. Вместе с назначенным в Шемаху консулом А. Баскаковым Аврамов должен был установить, «коликое число в тех провинциях купечества и поселян, и от чего болше пожитки имеют, и в чём их интерес состоит, и что с них собираетца шаху в год доходов». В октябре 1721 Аврамов прибыл в Гилян, в начале 1722 отправился в Казвин.
19.06.1722 Пётр, готовя Персидский поход, прибыл в Астрахань, откуда прислал инструкцию Аврамову, по которой консул должен был объяснить шаху Султану Хусейну, что русское войско идёт не для войны с Персиею, но для искоренения бунтовщиков, которые нам обиду сделали». Персии предлагалась помощь в изгнании неприятелей при условии передачи России «некоторых по Каспийскому морю лежащих провинций». Но на полпути в Исфахан Аврамов узнал о том, что шах отрёкся от престола, передав корону предводителю вторгшихся в страну афганцев Мир Махмуду. Аврамов передал предложение Петра о союзе сыну шаха Тахмаспу, обосновавшемуся в Казвине и провозгласившему себя шахом, но просить Тахмаспа об уступке провинций не рискнул. В декабре 1722 в прикаспийской провинции Гилян высадился отряд полковника Шипова. Аврамов уговорил визиря Мамеда Али-бека впустить русские войска в столицу провинции Решт.
В феврале 1723 Мамед Али-бек и соседние ханы объявили Шипову, что «не могут терпеть более пребывания его с войском в их земле». В это время в Решт прибыл мехмандар Измаил-бек, отправленный Тахмаспом во главе персидского посольства в С.-Петербург. Когда же Тахмасп узнал о том, что русские заняли Дербент, он отправил в Решт курьера для того, чтобы вернуть посольство. Благодаря Аврамову гонец был перехвачен. Сам Аврамов отправился в С.-Петербург. В мае 1723 он доложил Петру о положении дел в Иране и привёз образцы интересовавших Петра персидских товаров.
12.09.1723 Измаил-бек и Пётр подписали договор, по которому император обязался восстановить шаха на престоле, но за эту помощь к России отходили «в вечное владение города Дербент, Баку со всеми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами, такожде и провинции Гилян, Мазондран и Астрабат». 16.09 Аврамов и Б. Мещерский отправились в Персию добиваться ратификации договора. По пути им неоднократно приходилось отбивать нападения повстанцев. Переговоры с Тахмаспом II закончились неудачей.
5.11.1725 министры императрицы Екатерины I предписали Аврамову вновь ехать к Тахмаспу за ратификацией договора. В случае отказа шаху было велено напомнить, что империя может подумать «об уставлении другого правительства в Персии». Консул провёл в ставке шаха с мая 1726 по январь 1729. Консул приобрел доверенность шаха: тот называл его «мой Семён» и назначил производителем «разных водок» и поставщиком двора по части алкогольных напитков. Летом 1728 Аврамову удалось уговорить Тахмаспа утвердить договор 1723. Соответствующая грамота была послана командующему в Гиляне В. Левашову, но гонцы были задержаны в Астрабаде.
Когда войсками полководца Надира были освобождены от афганских захватчиков Тагеран и Казвин, в январе 1729 Аврамов отправился с иранским послом в Решт. В 1730 снова был послан в Иран с объявлением о воцарении Анны Ивановны. Тем временем в российском правительстве пришли к пониманию того, что удержать прикаспийские провинции за Россией будет тяжело. В 1731 Тахмасп начал войну против турок, с ними же собиралась воевать и Россия, поэтому пришлось пойти на уступки Ирану. В январе 1732 был заключен трактат и русские войска стали покидать Гилян. Перед отъездом Левашов снова направил Аврамова в качестве резидента в Исфахан, чтобы побуждать Надира, обладавшего к тому моменту всей полнотой власти в Персии, продолжать войну с Турцией. В январе 1734 новый посол в Персии С.Д. Голицын просил Аврамова любой ценой удержать Надира от мира с турками. Вскоре после этого резидент скончался.

Назад На главную страницу

Hosted by uCoz